Проза.

Тема в разделе "Литература", создана пользователем ШокоЛапка, 2 фев 2013.

  1. Дoчь*Сaмурая

    Дoчь*Сaмурая Саломея

    Регистрация:
    4 апр 2016
    Сообщения:
    17.806
    Симпатии:
    5.790
    – Да отвянь ты со своей долиной! – рявкнул Юрик, заставив Юмми отшатнуться и пробудив сложное эхо. – Заладила одно и то же: Мертвый мир, Мертвый мир… Сам вижу, что Мертвый. Ну что на меня смотришь? Ты туда смотри, туда! Что это, по-твоему, а? Так я тебе скажу, что: это дымовая труба! Стоит еще, зараза, не упала! Завод там, значит… был. Или электростанция… Жаль, далеко. А здорова дура – метров четыреста высоты, ей-ей!..
    – Это сделали люди? – спросила Юмми с величайшей брезгливостью.
    – Блин!.. Ну не ежики же!
    – А кто убил людей? И ежиков?
    – Не я, – окрысился Юрик. – Сами себя, небось, и убили. Финал цивилизации, понятно? У людей с этим делом просто, сама знаешь…
    Все с той же гримасой брезгливости на лице Юмми покачала головой.
    – Какое племя истребит само себя? Зачем? Мы убиваем врагов.
    – Ну, эти, может, тоже убивали врагов, – легко предположил Юрик. – А враги – их…
    – У нас мало времени, – напомнила Юмми.
    До самой темноты они не разговаривали. Лишь когда Змеиная гряда осталась позади и путники вновь вступили в лес, Юмми разжала плотно сомкнутые губы:
    – Не знаю, кому нужна такая война… По-моему, здесь пахнет не войной – просто смертью. – И, помолчав, добавила с презрительной уверенностью: – Они, которые здесь жили, были глупцами. Все как один.
    – С чего ты взяла? – пробурчал Юрик, стараясь не оступиться впотьмах.
    – Есть смерть от старости, от голода, от болезни. Иногда зверь убивает охотника, а иная женщина умирает от родов. Случается, люди гибнут от наводнения, от молнии, от лесного пожара, от вывернувшегося из-под ноги камня на круче. Есть славная смерть в бою с врагами племени, и предки радуются ей не меньше, чем победе. Я не чувствую в этом мире ничьих предков – они закрылись, пристыженные. Здесь пахнет смертью, но не славной смертью. Пойми, любимый: они погибли, как глупцы, не достойные ни хвалы, ни сожаления. Как погибает трава после заморозков. Мне не жаль этих людей.
     
  2. Дoчь*Сaмурая

    Дoчь*Сaмурая Саломея

    Регистрация:
    4 апр 2016
    Сообщения:
    17.806
    Симпатии:
    5.790
    Визг шин сменился нестерпимым свистом. На вираже три правых колеса повисли в воздухе.
    …Мозг отключается постепенно, не сразу. Так говорит медицина, а ей надо верить. Петля сокрушает гортань, перехватывает сонную артерию. Сердце работает как бешеное: мозг может погибнуть! Мозгу нужна кровь! Легкие сотрясаются спазмами: воздуха! Дайте воздуха! Хоть немного…
    Воздуха!
    Ждите меня. Потому что я иду, как это ни глупо. Потому что индивидуальная трагедия бывает страшнее всеобщей, что бы там ни говорил Бойль. Потому что сейчас я не стану разбираться, люди вы или не люди.
    Потому что не только адаптанты умеют убивать.
     
  3. Дoчь*Сaмурая

    Дoчь*Сaмурая Саломея

    Регистрация:
    4 апр 2016
    Сообщения:
    17.806
    Симпатии:
    5.790
    Есть две основные опасности, которых должен остерегаться всякий, кто работает с моделями. И обе они происходят от того, что модели так убедительно эффективны. Они очаровывают. Могущество, которое они дают в руки исследователя и инженера, столь велико, что всегда есть риск его переоценить.

    Одна из них известна – человек, побежденный своей моделью, пытается применять ее даже там, где она уже неэффективна, и отрицает существование всего, что этой моделью не описывается.

    Вторая интереснее – ее труднее заметить, а последствия бывают намного опаснее.


    Модели состоят из имен. А имена обманчивы. Каждое из них отрезает от мира часть и объявляет, что все в этой части сходно по свойствам. Все собаки в чем-то похожи. Все синие предметы подобны по цвету. Все гордые люди... в общем, вы поняли.
     
  4. Дoчь*Сaмурая

    Дoчь*Сaмурая Саломея

    Регистрация:
    4 апр 2016
    Сообщения:
    17.806
    Симпатии:
    5.790
    И ангел послал девочку к черту.

    Черт сидел за соседним столом в том же Макдаке и подмигивал ей. На черта он был похож так же мало, как ангел на ангела, скорее на хипстера был похож. Но маленькие рожки на голове рассмотреть было можно, если приглядеться.

    - Хай, - сказал черт девочке.

    - Ты-то хоть мне поможешь? – недоверчиво спросила девочка.

    - А то, - засмеялся черт. – По высшему разряду!

    - Ну слава Богу, - сказала девочка. – Ой, извини…

    - Да ладно, - махнул рукой черт. – Я же не такой зануда, как ангел.

    - Действительно, жууткий зануда, - согласилась девочка. – И какой патриархальный, гад. Хочет, чтобы я бегала по фитнесам, делала уборку, вышивала крестиком. Такое ощущение, что сейчас Средневековье. Пусть лучше мой МЧ качает ради меня пресс и ремонты делает. Ты согласен?

    - Согласен! – засмеялся черт. – Пусть качает ради тебя и делает. Ага.

    Девочка тоже радостно засмеялась. Но потом пригорюнилась.

    - Только он не хочет, - сказала она. – Вообще ничего не хочет. Даже просто в кино сходить.

    - Вот сволочь, - покачал головой черт. – Может ну его, а? Найдешь другого.

    - Нет, - твердо сказала девочка. – Не заговаривай мне зубы. Выполняй задание, раз взялся.

    - А я уже взялся, да? – опять засмеялся черт. – Вот так новость! Ну да ладно. Уговорила. Помогу тебе… душа моя.

    Черт огляделся вокруг.

    - Слушай, - сказал он. – Только давай отсюда свалим, а? Неуютно тут как-то. Мы, черти, любим, чтобы все было небанально. А здесь как-то уж очень банально и уныло.

    - Небанально – это мне очень подходит! – обрадовалась девочка. – Терпеть не могу всю эту банальщину. Задрали уже… Давай свалим!

    И они свалили.

    Черт привел девочку в какой-то бар, расположенный в темном подвале. Бармен приветливо ему помахал. Он был похож на большую жабу. А официанты - на крыс и ящериц. Девочка испуганно озиралась.

    - Не бойся, - ободрил ее черт. – То ли еще будет!

    - В каком смысле? – спросила девочка.

    Черт не ответил, а взял в баре два коктейля. Себе Дьявола с абсентом, а девочке - Кровавую Мэри с водкой.

    - План такой, - сказал черт. – Заражаем его СПИДом. Где и чо взять, я научу. После этого он навеки твой. Кому он еще будет нужен?

    - Что? – не поверила ушам девочка. – Ты шутишь?

    Черт засмеялся.

    - Шучу, конечно, - сказал он. – Я всегда шучу. Хотя… план не такой уж плохой. Но я тебя понял, ладно. Больной он тебе не нужен. Значит нужда твоя не настолько сильна. Жаль.

    - Возьми мою душу, - взмолилась девочка. – Но сделай так, чтобы он меня полюбил! Сильно!

    - Ты уже надралась что ли? – черт заглянул в пустой бокал из-под ее коктейля. – Давай без патетики. Душу я твою взять не могу, потому что у тебя ее нет. Точнее есть, но ты пока в отношении ее не дееспособна, то есть ты сама по себе, она сама по себе. Права ею распоряжаться у тебя покамест нет, ты слишком... мала и передать ее мне не можешь. Эх. Мне самому надо ее как-то отловить… Но это все не твоя забота, а моя, так что просто забей. Наслаждайся жизнью. Хочешь еще коктейль?

    - Нет! Я хочу его Любви.

    - Блин, - черт поморщился. – А можешь запрос как-то иначе сформулировать? Меня аж потряхивает от этого слова. Тошнота к горлу подступает. Может, ты хочешь власти над ним? Чтобы он стал безвольным и послушным? Это я могу.

    - Безвольным? – уточнила девочка. – Нет… Я не хочу безвольного. Я хочу такого, как есть, волевого, но чтобы он меня любил. Всей своей душой.

    - Да ты с ума сошла. Это тебе никто сделать не может. Ты понимаешь, на что ты замахиваешься?

    - На что?

    - Ладно, все равно не поймешь… Не говори вот этих глупостей: душа, воля, любовь, ты все равно не понимаешь, о чем речь. Давай мыслить практически, на бытовом уровне. Чего ты от него хочешь? Чтобы бегал за тобой как собачка? Смотрел в глаза подобострастно, цветы в зубах носил, да?

    - Цветы в зубах необязательно, - сказала девочка и покраснела. – Секса хотелось бы.

    - О, секс я могу, - обрадовался черт. – Так и сказала бы, что секса хочешь. А то душа, любовь… фу.

    - Но без души мне секса тоже не надо, - засопротивлялась девочка. – Если ты дашь мне виагру какую-нибудь, то это не то, что я хочу. Я хочу, чтобы он меня сильно хотел, сам.

    - Сильно хотел – это можно, - сказал черт. – Но душа то тебе его при этом на черта?

    - А как же секс без души?

    - Ну как все, - сказал черт. – Душа в этом деле не главное. Ты ведь хочешь от него неистовой страсти?

    - Дада, - обрадовалась девочка. – Страсти! Неистовой! Именно.

    - Ну вот, - облегченно вздохнул черт. – Так бы и говорила. Зачем меня с толку сбивать? Я хоть и черт, но у нас тоже инструкции всякие… правила. Беззаконие начинается потом, не здесь, здесь приходится соблюдать. Не так как ангелы, конечно, но тоже, особенно не разгуляешься. В общем, я тебя понял. Неистовую страсть я могу. По рукам?

    - По рукам, - сказала девочка.

    Черт схватил ее за руку, притянул к себе и провел по ее спине своим длинным, твердым, острым когтем, прямо по позвоночнику. И от этого чертового когтя вдоль позвоночника девочки сверху вниз побежал горячий ручей, то ли крови, то ли электрического тока. Голова ее закружилась.
     
  5. Дoчь*Сaмурая

    Дoчь*Сaмурая Саломея

    Регистрация:
    4 апр 2016
    Сообщения:
    17.806
    Симпатии:
    5.790
    – Вот смотри. Смертные считают, что существуют два полюса: «есть Бог» и «нет Бога». На деле же полюсов три – «нет Бога», «есть Бог» и «все равно». Вот этот полюс «все равно» Лигул пока недооценивает. Спуриус же еще при жизни Кводнона делал ставку на тех, кто живет на полюсе «все равно». Он придумывает для них красивые теории, психологические системы и так далее. Он – некоронованный король тех, у кого эйдос окружен прослойкой жира. Герцог теплохладных, владыка равнодушных. Он сосет их как вампир, с каждым часом наливаясь их силой. Спуриусу уже даже не нужен дарх. Он и без дарха не слабее стражей. Именно оттуда, из серости, он собирается прыгнуть на трон Кводнона.

    – А какая валькирия поручилась за него? – вспомнив, спросил Меф.

    – Вообще впервые об этом слышу. Это или ложь Лигула, или страшная тайна всех валькирий. Но кто бы ни была эта несчастная – уверен, она сотни раз потом пожалела...
     
  6. Briggs

    Briggs Самураев Самурай Самураевич

    Регистрация:
    24 сен 2014
    Сообщения:
    42
    Симпатии:
    18
    Картина на небесном склоне переменилась в третий раз. И снова на ней была дочь Кристины. Ей уже пятьдесят. Она постарела и осунулась. Небогатая квартира пуста. Она разговаривает с сыном по телефону. Он отвечает ей сухо и старается поскорее закончить их разговор. У него своя семья и на мать у него просто нет времени. С дочерью-подростком она не общалась уже несколько месяцев. Она даже не знает, где она и с кем.

    – Вот твоя дочь! – голос чудовища был торжествующим. – Ей пятьдесят. Муж уже не живет с ней, дочь с ней не общается, у сына не хватает на нее времени. Она совсем одна, она коротает свои дни на скучной работе. Ее единственный собеседник – телевизор, который рассказывает ей о счастье, которого никогда не было в ее жизни.

    Она твоя дочь! Ей тоскливо и одиноко. Она ничего не добилась, ничего не смогла. Муж предал ее, дети отвернулись, подруги заняты своими проблемами. Она чувствует свою ущербность и не знает, как ей быть, потому что единственное ее желание – это наложить на себя руки. Но и на это ей не хватает сил…

    Теперь скажи мне – она переживет и это?! Нет, молчи, не отвечай. Я скажу: она не переживет этого! И это твоя вина!

    Кристина пыталась что-то ответить своему мучителю, но слезы душили ее. Приступ невыносимой душевной боли, словно осиновый кол, пронзил ее сердце. Она упала наземь, издав ужасающий крик вселенского отчаяния.

    – Убей свою дочь! – заорало чудовище. – Прояви милосердие!
     
  7. Дoчь*Сaмурая

    Дoчь*Сaмурая Саломея

    Регистрация:
    4 апр 2016
    Сообщения:
    17.806
    Симпатии:
    5.790
    Человек не может служить свету просто так, вскользь, будто ходит на нелюбимую работу. Послужил чуток добру, поковырял в пупке, снова послужил добру, покушал сметанки и залег на диванчик, подумав мимолетно, что утром надо не забыть полчасика послужить добру. Служить свету тяжело и больно. Нет служения там, где нет постоянной победы над собой. Она, Ирка, совсем забыла это правило. Стала воспринимать свои преимущества не как награду, а как нечто должное. И вот результат. Копье не признает ее. Возвращаются старые боли. Что ждет ее завтра? Послезавтра?

    — Но я же, в общем, неплохая, — робко сказала Ирка.

    — Быть неплохой и быть действительно светлой разные вещи. Неплохой человек — это человек ситуативно хороший. Он согласен быть добрым, если ему все дают. Кормят, не злят, все покупают, не наступают на любимые мозоли. В этом случае он согласен быть хорошим и не бить ближнего своего носом об стол. Это не добро. Это отретушированное зло. Как же далеко от этого состояния до истинного добра! — поправил ее внутренний голос.

    — Я не такая, — осторожно возразила Ирка.

    — Возможно, что пока ты не такая. Но ты уже на этой дороге. Ты не горячая. Ты теплая. Ты смотришь на добро и зло спокойно, не пылая.

    «Да, — подумала Ирка. — Это правда. Я действительно не пылаю. И никогда не пылала. Я рассудочная. Я даже сильных желаний никогда не испытывала. Разве что избавиться от коляски и ходить. И вот я хожу… Мое желание сбылось, а что я дала свету взамен? Совсем немного».

    — Копье изменило мне поэтому? — спросила Ирка свою неведомую собеседницу.

    — Копье тебе не изменяло. На нем лежит старинное проклятие. Проклятие снятое, но все же частично оставшееся. Пока в тебе была внутренняя сила, это не имело никакого значения. Твоя сила была больше проклятия, и копье повиновалось, — тихо ответил тот же голос.

    — Внутренняя сила? Во мне? — не поверила Ирка.

    — Да. Когда-то давно, в истоках. Именно поэтому ты и стала валькирией. Иногда эту силу называют детской верой, но во многих она иссякает. Это происходит и с тобой.

    — Почему?

    — Я же сказала: ты перестаешь быть горячей. Запылай — и сила появится! Иначе ты сама лишишь себя всего… Я ухожу насовсем! Помни: спаси себя, и ты спасешь меня! — произнес неведомый голос, и Ирка окончательно перестала его слышать.

    Одиночка вспомнила, как смотрели на нее другие валькирии. С подозрительностью, недоверием. Для них она была чужая, и они не спешили признавать ее своей. Даже во взглядах тех, кто хорошо к ней относился — Бэтлы, Гелаты, Фулоны — она замечала тень недоверия. Ирка втайне обижалась, не понимая, чем заслужила такое отношение.

    Теперь же поняла.

    «В них есть горение. Есть лютая ненависть к злу. Есть готовность к постоянной жертве. Даже у Таамаг, хотя у нее характер как у стража мрака. Но скажи ей: «Умри за свет!» — и Таамаг умрет, ни на секунду не задумавшись. Даже Ильга с Холой умрут, хотя они и офисные зануды. Правда, их умереть заставит уже разум, а не сердце. А во мне этого нет и никогда не было. Я ролевик, притворяющийся валькирией, а не настоящая валькирия. Я, может, и неплохая, но добро и зло для меня до сих пор как правила игры»
     
  8. Дoчь*Сaмурая

    Дoчь*Сaмурая Саломея

    Регистрация:
    4 апр 2016
    Сообщения:
    17.806
    Симпатии:
    5.790
    Вы несете свою боль как драгоценную чашу. Миру несете ее, своим близким, дальним и мне тоже.

    Как дар.

    Вы гордитесь своей болью, вы охраняете ее, вы считаете ее священной. Вы хотите выручить за нее побольше. Побольше благ.

    Не избавиться от боли вы хотите, а сберечь ее, вырастить и получить за нее компенсацию.

    И знаете чего?

    Пока ваша боль для вас - драгоценная чаша, вы от нее не избавитесь. Так и будете страдать, так и будете носиться с болью как курица с яйцом, торгуя себе побольше.

    Вы ее непременно сохраните и преумножите, раз она вам так дорога.

    А то вдруг вы избавитесь от боли однажды, перестанете страдать, найдете опору в себе, научитесь дышать полной грудью, и что тогда?

    Все?

    И все???

    Другие уже будут вам ничего не должны?

    Вот эти вот все подлецы, которые вас обидели, окажутся свободны от вины? Бывший, который вас променял, сможет не чувствовать мук совести? Подруга, которая вас предала, будет избавлена от груза? И мама сможет жить спокойно? Все им просто так сойдет с рук? Они не будут виноваты? Проклятие ваше на них не подействует? Небесная кара за вас не отомстит? И вы им своим несчастными видом не напомните?

    Ну нет. Это ужасно. Лучше уж вы продолжайте страдать, будьте беззащитны, беспомощны и очень, очень бедны. Не надо опираться на себя, продолжайте шарить руками в поисках поддержки. Пусть обидчики чувствуют себя виноватыми за то, что оставили вас, бросили и на руки не взяли. Пусть видят, какие они душегубы.

    Лучшая месть другим - ваша разбитая жизнь.
     
  9. Дoчь*Сaмурая

    Дoчь*Сaмурая Саломея

    Регистрация:
    4 апр 2016
    Сообщения:
    17.806
    Симпатии:
    5.790
    – Знаете, чем я, бестактная, глупая и ленивая, глобально отличаюсь от той же Ильги? – громко, на весь стол произнесла Бэтла. – Вот самый тупой и от фонаря взятый пример: надо вскопать пару соток земли на даче и посадить картошку. Я беру первую попавшуюся лопату – пусть неудобную и ржавую, и, зевая, ужасно медленно и неохотно, но все же перекапываю землю, закидываю картошку, и дело худо-бедно сделано…

    – Сделано криво и косо, – процедила Ильга, ненадолго оторвав трубку от уха.

    – Ну пусть так! Пусть криво и косо, но картошка вырастет! – великодушно согласилась Бэтла. – А что сделает Ильга? Она подойдет к вопросу чудовищно серьезно. Купит десять книг по агрономии и прочтет их от корки до корки. Затем потащится в лучший дачный магазин Москвы и там два часа будет донимать консультанта вопросами, какая лопата максимально подходит для дерново-подзолистого грунта с залеганием глины на глубине семнадцати сантиметров. Консультант этого, понятно, знать не будет. Попытается соврать и сбагрить первую попавшуюся лопату, но негодующая Ильга его раскусит и соберет рядом с собой весь магазин, вплоть до директора.

    – Ну и что? Существуют же права покупателя! – не выдержала Ильга.

    – Вот об этом и речь! – охотно закивала Бэтла. – И всем, включая директора, ты прочтешь нотацию, что они ничего не смыслят в собственном товаре и вообще все они, равно как их дедушки и бабушки, глубинные наследственные неудачники. И горе тому, кто тебе возразит! Но вот самая правильная лопата куплена, равно как куплен и самый правильный картофель, выписанный из Бразилии. Картофель, естественно, привитый против вредителей и вызывающий у колорадского жука муки совести. И вот с картофелем и лопатой наша Ильгочка попрется на участок и внезапно обнаружит, что, пока она читала агрономические книжки, наступил февраль, и надо не картошку сажать, а снег чистить… Но снег Ильга чистить не будет. Несерьезно делать это без надлежащей подготовки. Она купит двадцать книг про уборку снега и отправится все в тот же злосчастный магазин покупать самую правильную лопату для снега… Разумеется, дело будет уже поздней весной, потому как двадцать книг за минуту не прочитаешь. Увидев тебя издали, директор магазина спрячется за мешки в отделе удобрений, а консультанты с воплями разбегутся кто куда.

    Таамаг расхохоталась так, что закачалась люстра. К ней присоединились еще несколько валькирий. Было заметно, что с Ильгой Бэтла попала в точку.
     
  10. Дoчь*Сaмурая

    Дoчь*Сaмурая Саломея

    Регистрация:
    4 апр 2016
    Сообщения:
    17.806
    Симпатии:
    5.790
    Тут генуэзцев страх берет,

    Потерям их потерян счет,

    И вряд ли им поможет Петр,

    И громкий крик,

    И страшный ор,

    Ведь с нами Христофор, —



    сообщил Августин большому черному камню, преградившему его путь.

    Камень поднялся на четыре когтистые лапы, грациозно потянулся, зевнул, открывая огромную розовую пасть, и ласково сказал:

    – Я так долго ждала тебя, Локи…

    – Я не Локи, я солдат короля Англии! – заносчиво ответил Августин, чувствуя предательскую слабость в коленях. Ноги совсем не держали, и он опустился на тропу.

    Мягко ступая, пантера подошла к нему вплотную и принюхалась.

    – Ты пьян, – сказала она с отвращением.

    – Я пьян, – кивнул головой Августин.

    «Ты пьян, а перед тобой очередное чудовище!» – вспыхнул в голове сигнал тревоги.

    Между тем «очередное чудовище», продолжая принюхиваться, ткнулось ему своей мягкой мордой между ног. Сигнал тревоги в голове разлился оглушительным звоном.

    – Ты не Локи, – свирепо сказала пантера, подымая на него свои пронзительные азиатские глаза.

    Прошла секунда, показавшаяся Августину дольше любой индуистской вечности-калиюги. Затем пантера обрушила на его грудь когтистые лапы, приблизила оскаленную пасть вплотную к лицу и прорычала:

    – Ты не Локи!

    – Я не Локи, – согласился Августин, с величайшим напряжением пытаясь унять дрожь в голосе. И, не найдя ничего лучшего, сообщил:

    – Я тень, я свиристель, убитый влёт…

    Зрачки пантеры – совершенно человеческие зрачки – удивленно расширились.
     
  11. Дoчь*Сaмурая

    Дoчь*Сaмурая Саломея

    Регистрация:
    4 апр 2016
    Сообщения:
    17.806
    Симпатии:
    5.790
    Каково же было мое удивление, когда я узнал, что это место уже существует!

    Собственно, этот факт совершенно естественен и, казалось бы, удивляться нечему. Не приходилось сомневаться в том, что найдутся противники моего порядка. Потому что всегда есть порядок и всегда есть его противники. Но я никогда не мог подумать, что эти противники обнаружатся так скоро и что они сразу предпримут столь решительные действия! Когда я узнал о взрыве Восьмой Мюнхенской подстанции, я понял, что умирать еще слишком рано. И я отложил свою смерть.

    Но в то время как терроризм, направленный против мировой виртуальной реальности, совершенно естественен, далеко не очевиден тот факт, что в результате подрывов различных компьютеров, работающих на ВР, может получиться что-то стоящее. Утгард. Для тебя, например, это не очевидно. И это верно.

    Дело вот в чем. Существующая компьютерная сеть настолько огромна и запутана, что с кибернетической точки зрения ее коэффициент сложности давно уже превзошел Порог Триггвассона, одну из фундаментальных мировых констант. Иногда ее именуют еще Порогом Предсказуемости.

    Классическим примером системы, чей коэффициент сложности значительно превосходит Порог Предсказуемости, является человеческий мозг. Ты не знаешь, какая мысль возникнет у тебя через минуту. Тем более ты не знаешь что приснится тебе следующей ночью и плохо помнишь то, что приснилось позавчера. Но ты — это ты. Самое забавное, что никакая аппаратура, никакие вычислительные алгоритмы тоже не в состоянии сделать о твоем мозге самый плевый прогноз. Да что прогноз! Невозможно понять что творится у тебя в голове сию секунду. Итак, цвергу понятно, что человеческий мозг — штука непостижимая. И что произойдет с твоим конкретно сознанием если из твоего конкретно мозга время от времени безболезненно удалять маленькие кусочки, тоже ни один цверг предсказать не может.

    Компьютерная сеть, которая обслуживает мировую виртуальную реальность, куда сложнее твоего мозга. Хотя бы уже потому, что ей — пусть очень поверхностно — приходится ежедневно разбираться с миллиардом чужих мозгов. И вот появляются террористы. Они взрывают одну из десятков тысяч виртуальных подстанций. Они как бы вырезают маленький кусочек из огромного мозга.

    Сеть нейрокомпьютеров — организм саморегулирующийся, самообучающийся и местами самопрограммирующийся. Поэтому результат очень плохо предсказуем. Мы можем только сказать наперед, что сеть будет всеми силами спасать себя в целом, но чем-то ей придется пожертвовать.

    Вместо пустой теории террористы предложили нам очень полезную практику. Они начали взрывать. Они взрывают, а мы видим как реагирует на это сеть. И мы входим в ВР, и мы видим, что там, где вчера, допустим, были виртуальные горы, теперь воронка или неприметный камешек. Мы падаем в воронку, случайно наступаем на камешек и — пафф! Вслед за этим начинается то, что я предложил называть Утгардом. Ну а что же? Теперь почти все как надо. Есть срединная земля, Митгард. Есть геенна, Утгард. Хотел бы я посмотреть на Асгард!
     
  12. Дoчь*Сaмурая

    Дoчь*Сaмурая Саломея

    Регистрация:
    4 апр 2016
    Сообщения:
    17.806
    Симпатии:
    5.790
    На кровати снова заворочалась Триш. Дюк по-прежнему считал ее грязной старухой, однако предательское вожделение было сильнее его. Оно

    превращало Дюка во всеядного самца, не брезговавшего никакой плотью.

    – Что у нас есть выпить, Дюк? – простонала Триш, выпростав из-под одеяла ногу с серой, нездоровой кожей.

    – Пиво теплое… – просипел Лозмар. Неаппетитный вид Триш вызывал в нем неясную обиду, и он сказал: – Я привезу из города бабу помоложе тебя,

    так что готовься сдохнуть…

    Триш была немолода, однако вместе с годами к ней пришла некоторая мудрость. Добравшись до склянки с пивом, она запрокинула голову, Дюк не

    менее минуты наблюдал, как вздрагивает ее горло.

    Отставив наконец полупустую емкость в сторону, женщина сказала:

    – Не спеши отправлять меня подыхать, Дюк. Мало найти молодую подружку. Нужно еще заставить ее жить здесь, среди всего этого дерьма. – Триш

    обвела рукой помещение, брезгливо скривившись, будто прежде жила в апартаментах имперского наместника. – В свое время я влюбилась в Джема

    Лифшица и постепенно привыкла к этому бардаку. Ты не поверишь, но за эти пятнадцать лет, что я провела на острове, я ни разу не изменила

    Лифшицу, кроме разве что одного случая, когда мне понравился еще один парень… Ну а ты… ты – молодой ублюдок, с которым я должна была спать,

    чтобы меня не удавили или не отдали остальной сотне злобных псов.

    О, если бы ты знал, как я всех вас ненавижу… Была б моя воля, я бы резала вас на куски… Каждого собственными руками…

    Дюк зачарованно слушал Триш, пораженный неподдельной ненавистью, которая звучала в ее голосе.

    – Ах ты, сука старая, что ты несешь! – прошипел он, наконец очнувшись, и глаза его налились кровью. – Я же тебя с рук кормлю, а ты такое…

    Словно зверь, он рванулся вперед, одним прыжком оказался рядом с Триш, схватил ее за горло и сжал своими стальными пальцами. Он ожидал

    увидеть в ее глазах страх, однако увидел только насмешку, ненависть и торжество.

    Дюк сдавливал горло все сильнее, однако стекленеющий взор выпученных глаз не терял оскорбительного выражения, и посмертная маска Триш все

    так же смеялась и укоряла.

    Еще через минуту все было кончено, шея Триш хрустнула в руках Дюка, однако обида все не проходила, так что ему пришлось ударить Триш

    кулаком по лицу. Затем, не помня себя от ярости, он схватил столовый нож и несколько раз ткнул им жертву в живот. Но ничего, ничего не

    произошло. Триш была трупом, ей было все равно, и он ничего не мог ей сделать.

    Поняв, что в очередной раз обманут, Дюк хрипло разрыдался.
     
  13. Дoчь*Сaмурая

    Дoчь*Сaмурая Саломея

    Регистрация:
    4 апр 2016
    Сообщения:
    17.806
    Симпатии:
    5.790
    "Если мужчина способен усыпить невроз, такой мужчина дорогого стоит". У него ничего нет, но у него есть лекарство от страха, он сам - это лекарство. А все остальное - это цена за это лекарство.

    Это очень глубокая мысль, без балды. Это про уровень запроса и про его расшифровку. Попробуйте предложить женщине расписать по пунктам свои мечты. Список можно даже не читать, меню известное: дом у моря, миллион в банке, жрать и не толстеть вечная молодость и муж-мэр, причем по возможности мэр Парижа. Теперь возьмите любой пункт из этих восьмидесяти, можно самый дурацкий типа нового пальто, и спросите ее - на хрена тебе это пальто? Чтобы что? Э-э, ы-ы, чтобы быть красивой. Быть красивой - чтобы что? Э-э, ну, чтоб все смотрели. Как смотрели, зачем смотрели? Ну, э-э, хорошо чтоб смотрели. А не плохо. Т.е. чтобы не обижали? Э-э, ы-ы, ну типа того. Чтобы знать, что не обидят. Чтоб не бояться.

    Она хочет пальто, чтобы не бояться. И вечную молодость она хочет для того же. И миллион, и докторскую степень, и мировую славу, и дом у моря, и пудру Шанель она хочет исключительно ради ощущения, что ей ничто не угрожает, что она защищена. Про мэра и говорить нечего. Она готова идти к этой цели долгим многоступенчатым маршрутом, через пальто и пудру, через образование и карьеру, через бизнес и успех. Напудриться, надеть пальто, заработать миллион, надыбать где-то парижского мэра и заставить жениться - ради того, чтобы наконец выдохнуть - все, я в домике, больше не страшно.

    И тогда этой тетке говорят - так что ж ты Всевышнему голову-то морочишь? Ты не пудру проси и не мэра, а проси сразу, чтоб было не страшно. Он и сам сообразит, как это устроить. Чай, не глупей тебя.

    Получается, что этой женщине, автору письма, выдали сразу результат. Никаких аленьких цветочков, никаких окольных троп. Хотела безмятежности, хотела в домике, хотела как в раю - получи. Обняла этого мужчину - и вот ты в домике и в раю. Что опять не так?

    Если бы я была той женщиной, я бы на это сказала, что после полбутылки коньяка ты тоже в домике и в раю. И тепло тебе, и беззаботно, и сам черт тебе не брат. А если чем посерьезней задвинуться, так вообще жизнь удалась. Тут даже обнимать никого не надо, это чувство синтезируется химически, дешево и вкусно. Только я-то просила не чувство. Я не просила, чтобы мне показалось, что все хорошо. Понарошку я сама умею. Я вообще-то просила, чтоб на самом деле.

    Все, что прилагается к этим райским объятиям, эта бедность, эти заботы, одиночество и необходимость впахивать за двоих - это не цена за лекарство. Лекарство лечит. А эти объятия всего лишь на минутку обезболивают и дают порцию эйфории на ровном месте. Она не за лекарство платит, она платит за дозу.

    Ей уже не так спокойно в этих обьятиях. Дозу надо увеличивать, это закон. Прежняя уже не действует.

    А больше у него нет.

    Он ей отдал все, что имел, всего себя. Он сам был этой дозой, и она закончилась.
     

Поделиться этой страницей