Стихи

Беспринципная Седовласка

Между прочим, здесь написано: «Вытирайте ноги»
Снегурочка поздно вернулась домой
(Забот у снегурочек много зимой).
Промокшую за день одёжку сняла,
Расправила два серебристых крыла.
Не смог бы вовек догадаться никто,
Что крылышки прячет она под пальто.
Но главную тайну девчонка хранит
В прозрачном горшочке, обычном на вид.
Горшочек она бережет до поры
За шторкой из длинной цветной мишуры.
Морозною ночью, заснеженным днём
К весне подрастают подснежники в нём!

Наталья Карпова
 

Беспринципная Седовласка

Между прочим, здесь написано: «Вытирайте ноги»
Мамаша, успокойтесь, он не хулиган,
Он не пристанет к вам на полустанке,
В войну Малахов помните курган?
С гранатами такие шли под танки.

Такие строили дороги и мосты,
Каналы рыли, шахты и траншеи.
Всегда в грязи, но души их чисты,
Навеки жилы напряглись на шее.

Что за манера – сразу за наган,
Что за привычка – сразу на колени.
Ушел из жизни Маяковский – хулиган,
Ушел из жизни хулиган Есенин.

Чтоб мы не унижались за гроши,
Чтоб мы не жили, мать, по-идиотски,
Ушел из жизни хулиган Шукшин,
Ушел из жизни хулиган Высоцкий.

Мы живы, а они ушли туда,
взяв на себя все боли наши, раны…
Горит на небе новая Звезда,
Её зажгли, конечно, хулиганы.
Валентин Гафт
 

kroha

Местный
просыпаешься утром и думаешь: буду хорошей!
буду всем улыбаться, любовь и тепло излучать,
буду корм выносить для бездомных собачек и кошек,
а в критических случаях – думать и мудро молчать.

убеждаешь себя: мол, отныне не буду метаться,
обижаться, кокетничать, злиться, ругаться, вопить,
буду делать зарядку и день начинать с медитаций,
минералкой лечиться и деньги на отпуск копить…

…упадешь, обессилев, зароешься сладко в подушку,
проведенному дню, как обычно, подводишь итог:
двадцать восемь обид (две – смертельных) и ссора с подружкой,
пять значительных вздохов и три демонстрации ног.

восемнадцать ехидств, тридцать шесть шепоточков вдогонку,
девять сплетен, три кофе (которых не стоило пить),
семь бессмысленных трат, двести пять замечаний ребенку,
и одно (но большое!) желанье кого-то убить.

засыпаешь и думаешь: завтра… конечно… хорошей…
застилают сознание рваные сны-облака.
где-то в сердце скребут коготки голодающих кошек..
ничего, ничего… не забыть бы купить молока.

© Мария Дубиковская
 

Беспринципная Седовласка

Между прочим, здесь написано: «Вытирайте ноги»
Я решила выпить кофе, посидеть на кухне с книжкой.
И достала я баранки, даже масло я достала,
Чтоб уж точно было вкусно… Может, масло — это слишком,
Только сливочное масло никому не помешало.

Но зато мешают кошки: так и носятся по креслу!
А что в кресле я и книжка, кофе и баранка с маслом —
Им нисколько не мешает! Им носиться интересно.
Их никак не успокоить — им носиться распрекрасно!

Что же! Я хитрее кошек: открываю в ванной воду —
Пусть они сидят и смотрят, как вода стекает струйкой…
Так и есть! Примчались обе, и таращатся две морды
Удивлёнными глазами, как я снова мою руки.

Набрала я в ванне лужу, принесла туда игрушки:
Мячик маленький зелёный и кусочки пенопласта,
И обломанную ложку, и пластмассовую кружку,
И всплывающую крышку, что не тонет без балласта.

Замечательно играли я и кошки больше часа!
Воду делали теплее, колбасу на дно бросали,
Доставали лапкой крышку и обломки пенопласта,
Мячик, сломанную ложку — нюхали: не колбаса ли?

Остывал на кухне кофе, пустовало в кухне кресло,
На столе забыта книжка… Всё спокойно и красиво.
Отвлекать водою кошек я придумала чудесно!
Не мешают кошки в кухне! Всё же разум — это сила.

Яна Солякова
 

Беспринципная Седовласка

Между прочим, здесь написано: «Вытирайте ноги»
Я помню, как было: наряжена ёлка,
и папины губы смеются лукаво.
И свежести вкус в мандариновой дольке,
а мама готовит на кухне какао.

Я помню: сияли игрушки так ярко,
звенела посуда на скатерти красной.
И самыми лучшими были подарки,
которые прятали мы под матрасом.

И весело было, и видели чудо,
которое всяких подарков дороже!
Я папины сказки уже не забуду
и мамино платье нарядное - тоже.

И что-то простое, но сильное очень,
осталось со мною - и стало уютно.
Такой вот нехитрый обыденный очерк.
Такими счастливыми были минуты!

А что изменилось? Ни чуточки даже.
Всё так же метели над городом этим.
И тайно проходят "конфетные кражи",
и дома мы просто - любимые дети.

И скатерть другая, другая посуда.
Но так же на кухне наряжена ёлка.
Я верю в тебя, новогоднее чудо.
Я вижу тебя в мандариновой дольке.

Алена Васильченко
 

Беспринципная Седовласка

Между прочим, здесь написано: «Вытирайте ноги»
ПОСЛАНИЕ ЮНЫМ ДРУЗЬЯМ.

Я, побывавший там, где вы не бывали,
я, повидавший то, чего вы не видали,
я, уже т а м стоявший одной ногою,
я говорю вам – жизнь всё равно прекрасна.

Да, говорю я, жизнь всё равно прекрасна,
даже когда трудна и когда опасна,
даже когда несносна, почти ужасна –
жизнь, говорю я, жизнь всё равно прекрасна.

Вот оглянусь назад – далека дорога.
Вот погляжу вперёд – впереди немного.
Что же там позади? Города и страны.
Женщины были – Жанны, Марии, Анны.
Дружба была и верность. Вражда и злоба.
Комья земли стучали о крышку гроба.
Старец Харон над тёмною той рекою
ласково так помахивал мне рукою –
дескать, иди сюда, ничего не бойся,
вот, дескать, лодочка, сядем, мол, да поедем.

Как я цеплялся жадно за каждый кустик!
Как я ногтями в землю впивался эту!
Нет, повторял в беспамятстве, не поеду!
Здесь, говорил я, здесь хочу оставаться!

Ниточка жизни. Шарик, непрочно свитый.
Зыбкий туман надежды. Дымок соблазна.
Штопаный, перештопанный, мятый, битый,
жизнь, говорю я, жизнь всё равно прекрасна.

Да, говорю, прекрасна и бесподобна,
как там ни своевольна и ни строптива –
ибо, к тому же, знаю весьма подробно,
что собой представляет альтернатива…

Робкая речь ручья. Перезвон капели.
Мартовской брагой дышат речные броды.
Лопнула почка. Птицы в лесу запели.
Вечный и мудрый круговорот природы.

Небо багрово-красно перед восходом.
Лес опустел. Морозно вокруг и ясно.
Здравствуй, мой друг воробушек,
с Новым годом!
Холодно, братец, а всё равно – прекрасно!

Юрий Левитанский из последней книги «Белые стихи»
 

Беспринципная Седовласка

Между прочим, здесь написано: «Вытирайте ноги»
— Что происходит на свете ? — А просто зима.
— Просто зима, полагаете вы ? — Полагаю.
Я ведь и сам, как умею, следы пролагаю
В ваши уснувшие ранней порою дома.

— Что же за всем этим будет? — А будет январь.
— Будет январь, вы считаете? — Да, я считаю.
Я ведь давно эту белую книгу читаю,
Этот, с картинками вьюги, старинный букварь.

— Чем же все это окончится? — Будет апрель.
— Будет апрель, вы уверены? — Да, я уверен.
Я уже слышал, и слух этот мною проверен,
Будто бы в роще сегодня звенела свирель.

— Что же из этого следует? — Следует? — жить !
Шить сарафаны и легкие платья из ситца.
— Вы полагаете, все это будет носиться?
— Я полагаю, что все это следует шить !

Следует шить, ибо сколько вьюге ни кружить,
Недолговечны ее кабала и опала.
Так разрешите же в честь новогоднего бала
Руку на танец, сударыня, вам предложить.

Месяц, серебряный шар со свечою внутри,
И карнавальные маски по кругу, по кругу.
Вальс начинается, дайте ж, сударыня, руку,
И раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три!
Юрий Левитанский
 

Беспринципная Седовласка

Между прочим, здесь написано: «Вытирайте ноги»
Николай Рубцов

ЗИМНЯЯ ПЕСНЯ

В этой деревне огни не погашены.
Ты мне тоску не пророчь!
Светлыми звездами нежно украшена
Тихая зимняя ночь.

Светятся тихие, светятся чудные,
Слышится шум полыньи...
Были пути мои трудные, трудные.
Где ж вы, печали мои?

Скромная девушка мне улыбается,
Сам я улыбчив и рад!
Трудное, трудное – все забывается,
Светлые звезды горят!

– Кто мне сказал, что во мгле заметеленной
Глохнет покинутый луг?
Кто мне сказал, что надежды потеряны?
Кто это выдумал, друг?

В этой деревне огни не погашены.
Ты мне тоску не пророчь!
Светлыми звездами нежно украшена
Тихая зимняя ночь...
 
Сверху