Стихи

Беспринципная Седовласка

Между прочим, здесь написано: «Вытирайте ноги»
Состояние абсолютного непокоя
•••
Посмотри, как крутится колесо:
состояние абсолютного непокоя,
засыпай на моих руках, и всё,

засыпай — и всё,
я тебя прикрою.

Там минируют аэропорты, метро, тц,
наступают конём и ломают Трою,
миллиарды живут с бессонницей на лице,

засыпай, засыпай,
я тебя прикрою!

Наплевать, что про это писали все —
на открытках, в дешёвых сборниках
и на партах,
я кручусь на чёртовом колесе
и вчера, и надеюсь, что буду завтра,

и поэтому нужно тебе сказать,
объяснить, что есть на земле такое
состояние /господи, как мне его унять?/
состояние абсолютного непокоя.

Засыпай,
мы можем не говорить,
делать вид, что любви нашей нет в помине,
только так нестерпимо внутри горит
пламя выживших в ядерной Хиросиме.

Я люблю смотреть на твоё лицо,
невозможно нежное и родное.
Спи, пусть крутится адово колесо,

я прикрою тебя,
прикрою тебя,
прикрою.

© анна сеничева
 
Холодный взгляд любовь таит
и красота гнетет и дразнит...
Прекрасны волосы твои,
но одиночество прекрасней.
Изящней рук на свете нет,
туман зеленых глаз опасен.
В тебе все музыка и свет,
но одиночество прекрасней.

С тобою дни равны годам,
ты утомляешь, словно праздник.
Я за тебя и жизнь отдам,
но одиночество прекрасней.
Тебе идет любой наряд,
ты каждый день бываешь разной.
Счастливчик - люди говорят,
но одиночество прекрасней.

Не видеть добрых глаз твоих -
нет для меня страшнее казни,
мои печали - на двоих,
но одиночество прекрасней.
Твоих речей виолончель
во мне всегда звучит, не гаснет...
С тобою быть - вот жизни цель,
но одиночество прекрасней.

1962

А. Дольский
 
Как они говорят, мама! Как они воздевают бровки!
Бабочки-однодневки, такие, ангелы-полукровки.
Кожа сладкие сливки, вдоль каждой шеи татуировки.
Пузырьки поднимаются по загривку, как в газировке.
Это при моей-то железной выправке, мама, -
Дьявольской тренировке.


Мама, как они смотрят поверх тебя, если им не друг ты.
Мама, как они улыбаются леденяще, когда им враг ты.
Диетические питательные продукты,
Натуральные человеческие экстракты,
Полые объекты, мама, скуластые злые фрукты,
Бесполезные говорящие артефакты.


Как они одеты, мама! Как им все вещи великоваты!
Самые скелеты у них тончайшей ручной работы.
Терракотовые солдаты, мама, воинственные пустоты.
Белокурые роботы, мама, голые мегаватты.
Как заставишь себя любить настоящих, что ты!?
Когда рядом такие вкусные суррогаты...
 

kroha

Местный
Над головою подымая
Снопы цветов, с горы идёт…
Пришла и смотрит…
          Кто ты?
              — Майя.
Благословляю твой приход.
В твоих глазах безумство. Имя
Звучит, как мира вечный сон…
Я наважденьями твоими
И зноем солнца ослеплён.
Войди и будь.
       Я ждал от рока
Вестей. И вот приносишь ты
Подсолнечник и ветви дрока —
Полудня жаркие цветы.
Дай разглядеть себя… Волною
Прямых, лоснящихся волос
Прикрыт твой лоб, над головою
Сиянье вихрем завилось.
Твой детский взгляд улыбкой сужен,
Недетской грустью тронут рот,
И цепью маленьких жемчужин
Над бровью выступает пот.
Тень золотистого загара
На разгоревшихся щеках…
Так ты бежала… вся в цветах…
Вся в нимбах белого пожара…
Кто ты? дитя? царевна? паж?
Тебя такой я принимаю:
Земли полуденный мираж,
Иллюзию, обманность… — майю.

Максимилиан Волошин, 7 июля 1913,
из книги "SELVA OSCURA", цикл "Облики"
 

Беспринципная Седовласка

Между прочим, здесь написано: «Вытирайте ноги»
Ну а если не смерть, но ужас до тошноты,
что ты будешь делать?

То же, что и сейчас.
Встану утром. Умоюсь. Насыплю котам еды.
Не позволю себе ни отчаяться, ни заскучать.

Буду радоваться мелочам. Веселить родных.
Делать дело моё, которым звенит душа.
Ну а если холод полезет за воротник —
я надену шарф.

Ну а если не просто холод, а тьма без дна?
Если плоть твоя станет бессильна, а волос — сед?
Что ты будешь делать, если придёт война?

Что ты сможешь на этой войне?

Я сумею свет.

Отбери у меня мою молодость, гордость, дом,
да хоть тело моё по куску у меня забери.
Ты не справишься, сволочь, с моим весёлым огнём,
с этим солнцем, что неустанно звенит внутри.

Нет у нас и так
нифига,
кроме наших сердец,
так чего мне бояться — безумия посреди?
Этот холод мне дан для того, чтоб других согреть.
Эта тьма мне дана для того, чтобы в ней светить.

А война? А неверье? А весь этот смрадный вой?..

Я стою у окна. Вижу дерево в рыжей листве.
И так пахнет весёлою, рыжей, влажной листвой,
что ни смерти. Ни страха.

Один абсолютный свет.

(С) Юлия Мамочева. 2022.
 

Беспринципная Седовласка

Между прочим, здесь написано: «Вытирайте ноги»
Зима сорок первого года —
Тебе ли нам цену не знать!
И зря у нас вышло из моды
Об этой цене вспоминать.

А все же, когда непогода
Забыть не дает о войне,
Зима сорок первого года,
Как совесть, заходит ко мне.

Хоть шоры на память наденьте!
А все же поделишь порой
Друзей — на залегших в Ташкенте
И в снежных полях под Москвой.

Что самое главное — выжить
На этой смертельной войне, —
Той шутки бесстыжей не выжечь,
Как видно, из памяти мне.

Кто жил с ней и выжил, не буду
За давностью лет называть…
Но шутки самой не забуду,
Не стоит ее забывать.

Не чтобы ославить кого-то,
А чтобы изведать до дна,
Зима сорок первого года
Нам верною меркой дана.

Пожалуй, и нынче полезно,
Не выпустив память из рук,
Той меркой, прямой и железной,
Проверить кого-нибудь вдруг!
Константин Симонов
 

Беспринципная Седовласка

Между прочим, здесь написано: «Вытирайте ноги»
"Солдатик запеленут,
как ребёнок.
Лежит без барабанных перепонок
И слышит мамкин голос молодой:
«Смотри, сыночек,
сколько нынче снега!
В сугроб мальчишки
прыгают с разбега!
А мы пойдём с тобою
за водой!»
Поэт московский все
опишет смело:
«Солдат в раю.
Его встречает Бог!»
На деле же
⁃ снаряд
разрезал бок,
Бездомные собаки
вгрызлись в тело,
И серый снег с мазутом пополам
Ему последний дом, последний храм,
Последнее
солдатское причастье…
А на дорожном знаке
слово «Счастье»,
Зачеркнуто
и стёрто по краям."
9.12.22
Влад Маленко https://vk.com/id35786854
 
Последнее редактирование:

Беспринципная Седовласка

Между прочим, здесь написано: «Вытирайте ноги»
В животе у кита,
на котором лежит
Земля
Непечально живёт
всех ушедших людей семья.
Здесь матросы
с "Варяга»,
индейские племена,
здесь Гомер,
Че Гевара,
Бах,
и всегда весна.

В животе у кита,
на котором лежит Земля,
Пишет новый французский эпос Эмиль Золя,
Циолковский скальпелем режет кишки небес,
Здесь Мария Каллас - Алиса в стране чудес.

Для шахтеров небо
в алмазах даёт угля
В животе у кита, на котором лежит Земля,
Здесь твои прабабушки
вяжут огромный шарф,
Здесь Сервантес с Пушкиным выпьют на брудершафт.

Для крестьян плодоносят вечно штеперь поля
В животе у кита,
на котором лежит Земля!
К рыбакам прилипают рыбы,
к цветам шмели,
И Рублеву разводит краски вином Дали.

Помирились враги,
обучаясь любви с нуля,
В животе у кита,
на котором лежит Земля,
Здесь для каждого нелегала есть свой сарай,
И своё здесь солнце,
и свой здесь
солдатам рай.

И гремит у бездомных поэтов
в карманах медь,
Они ходят по свету, как будто исчезла смерть,
И Есенину ослабляет петлю Рембо,
И на ослике к ним приезжает под утро Бог.
Сообщает,
что здесь их поэмы нужней, чем там...
И они отвечают: "Мы веруем, Капитан!"

Ной в своём батискафе
опять обогнул Казбек,
С потолка Микеланджело сыпется русский снег,
И с Ландау играет в шахматы Еврипид,
А над крышей Большого Уланова все парит.

И не в том ведь дело, что кровью писал Басё,
А лишь в том, что мы все молекулы - вот и все.
Так волшебные птицы клюют под собою сук,
Так луна себе ухо Ван Гога пришила вдруг.

Мы блокадники, партизаны, мы неба дно,
Мы дерёмся и спорим, язык проглотив родной.
А потом Капитан скомандует "от винта",
И мы все попадём навечно в живот кита.

2018ВМ https://vk.com/wall35786854_11475
 
Сверху