Были, небылицы ли, вам судить.

A1e)(

шта?
Выкладываем тут то, что вас задело. Желательно реальные.

***
СВОИ
Сегодня вспомнилась старая история. Пока не напишу, она не выйдет из головы. Потаскайте ее со мной и вы, дорогие читатели, все ж мне полегче будет...
Около десяти лет тому назад, ехал я со съемочной группой в Ростов на Дону, снимать лабораторию, в которой делают генетическую экспертизу останков неизвестных солдат.
С нами ехала женщина из комитета "Солдатские матери". Она говорила о славных делах их организации, и какие у них насущные проблемы. Когда мы выключили камеру, она рассказала свою историю. На камеру не хотела:
- Мой сын Алексей служил в армии, когда началась вторая чеченская и его отправили туда.
Через месяц мне пришла официальная бумага: "Ваш сын пропал без вести..."
Я взяла себя в руки, звонила, отправляла телеграммы в часть. Ответа не было. Пришла в комитет солдатских матерей, там меня успокоили и вселили надежду: "Не отчаивайтесь, может сын еще живой. В плен попал. Нужно срочно действовать. Достаньте, займите, украдите денег, сколько сможете, и поезжайте в Чечню искать и если даст Бог живой, выкупать сыночка из плена.
Дали четкие инструкции как себя там вести, на чем и куда ехать, как одеваться, что говорить.
Я взяла в одном коммерческом банке ссуду с грабительским процентом, под залог нашей московской квартиры. Поехала.
Скиталась два месяца по Чечне, и всегда местные жители относились ко мне с пониманием, никто не посмел обидеть. Хотя все знали, что у меня с собой куча денег. Мать есть мать, хоть и мать врага. Чеченцы давали мне приют и приглашали за стол. За то время, я встретила многих таких же матерей, блуждающих годами в поисках сыновей. А отцы мне не попадались. Не потому что они меньше любят своих детей, просто их бедняг чеченцы всегда убивали при встрече. Отец не мог доказать, что он не "федерал".
Мне повезло. Я нашла сына.
Его держали высоко в горах в небольшом отряде. Заплатила проводникам, добралась. Меня привели к худющему, бородатому командиру, он посмотрел на затрепанную фотографию и сказал:
"Да он у меня, жив и здоров. Работает по хозяйству. Их всего пятеро. Попали ко мне в плен в бою, с оружием в руках. Так что я не могу его с тобой отпустить. Он убивал чеченцев.
Я вывалила перед ним кучу денег, почти ничего за два месяца не потратила...
Командир помотал головой:
"Ты не поняла, Деньги тут не причем, я не могу за деньги продать убийцу чеченца. Это неправильно. Но я хочу тебе помочь. Договорись с федералами-шмидералами, пусть отдадут пятерых чеченцев сидящих у них в тюрьме. Любых. Я за них отдам своих пленников вместе с твоим сыном. Это будет справедливо. Там-то тебе деньги и пригодятся... Но ты мне мать должна пообещать, что сына увезешь с войны, и он больше тут не появится...
А пока посиди тут, чаю с дороги попей.
Через минуту в палатку влетел мой Алешка!
Я пробыла с ним до утра.
Чуть свет, я как на крыльях полетела вниз в его часть, сообщить радостную новость, что они все живы и надо только отпустить со мной любых пятерых чеченцев. Пленных, уголовников, не важно, мало ли их у наших.
В части сказали, что очень рады, что гордятся мной, но никаких чеченцев для обмена у них нет. Нужно обратиться прямиком к генералу, командующему нашей группировкой, он решит вопрос.
К командующему я смогла подойти не ближе километра. Уж очень его оберегали. Каждый от капитана до полковника, узнав кто я и зачем, тянули из меня деньги, обещая все решить и сразу теряли ко мне интерес, получив желаемое. В конце-концов я вышла на полковника - большого начальника, он денег не просил но сказал, что не в его компетенции решить такой сложный вопрос. Он хочет спокойно дожить до отставки:

"Мамаша, то о чем вы просите, может разрешить только командующий, но он человек занятой и ему некогда возиться с такой ерундой. Так что извините, я Вас к нему не пущу".
После общения с нашими доблестными командирами, у меня осталось чуть больше половины денег.
Я бросилась в горы к своему Лешеньке.
Командир встретил меня приветливо, но очень удивился, что обмен не состоится:
"Ты пойми мать, ну не могу я отпустить твоего сына. Меня мои люди не поймут. Он же стрелял в них, и может убил кого-то из их братьев. Не могу.
Но так и быть, если федералам не нужны живые в обмен на живых, привези нам пятерых убитых чеченцев, мы их похороним по мусульманским обычаям и отдадим за них твоих пятерых "красавчиков". Это уже все, что я могу, неужели они не отдадут пять трупов за пятерых живых..?
Я увидела сыночка, пообещала:
"Еще немножко потерпи сынок, скоро уже поедем домой..."
Внизу повторилось все тоже... Я раздавала деньги направо и налево, кричала:
Почему никто не может мне дать мертвых чеченцев за живых российских солдат!!?
Что мне их самой убивать!!?
У вас тут скопилось сто рефрижераторов с чеченскими и трупами! Я вас умоляю, дайте хоть одного!!?"
Они отводили глаза и говорили:
"Не так-то это просто, это же политический вопрос, понимать надо, мамаша. Вот если бы тысяч пять, а лучше десять, то можно было бы решить через одного человечка..."
В горы вернулась ни с чем...
Командир был мрачен:
"Если вы русские не жалеете ваших солдат, то и я жалеть не буду. Через три дня мы должны уйти с этого места. Можешь побыть с сыном, я скажу, чтоб его не посылали работать это время..."
Три ночи и три дня пролетели как одна секунда. Мы с Лешенькой не спали ни минутки...
Утром командир позвал меня из палатки, я пошла за ним. Шли молча. Вокруг спешно опадали и сматывались палатки. За спиной я услышала автоматные выстрелы. Бросилась к сыну.
Леша умер на моих руках...
Самое жуткое, что я даже не могу сказать плохого слова о чеченском командире, он мой враг, но пытался помочь мне. У него своя правда. А наши толстозадые, алчные офицеры-перестраховщики, друзья что ли..?
Тела четверых убитых солдатиков вместе с моим сыночком погрузили на арбу, и я повезла их вниз.
Там никто не удивился...и к моему ужасу опять стали тянуть деньги, дескать организовать перевозку тела не так то и просто. Куча документов согласований, это Вам не шуточки, это серьезное дело мамаша. Вы поезжайте домой, а там глядишь через недельку, другую Вашего сына и привезут. Деньги мои почти закончились. Но без сына я не могла вернуться. За небольшие деньги один солдатик мне...
...Простите, не могу об этом говорить... Одним словом я привезла домой в плацкартном вагоне кости сына в клетчатой сумке.
Похоронили Лешу за счет военкомата.
Дома меня ждала куча писем из банка о просроченном кредите.
Через неделю пришли офицеры из военно-страхового общества, заполнили бумаги, пообещали выплатить страховую премию за Алексея. 20000 рублей.
Ну, думаю: пока хоть что-то смогу банку заплатить, а то продадут квартиру с молотка, куда я с младшим сыном?
Военные, заполняя документы, спросили: "А где отец вашего погибшего ребенка?"
Я говорю: Вы знаете, отец от него сбежал, когда Леше не было и годика, так что где он, да и жив ли, я не знаю.
Военные: "не переживайте, найдем, у нас же все-таки разведка военная.
Получила страховки только 10000 рублей. Оставшуюся половину отдали папаше, которого нашли в Челябинске, живого и здорового. И он взял...
Мы с сыном стали прятаться от судебных приставов. Подолгу сидели в темноте, чтоб с улицы не было видно, что мы дома. Но сколько веревочке не виться... Пришла беда, отворяй ворота. Одних процентов на проценты накопилось...за десять лет мне не заработать. Вот-вот квартиру должны отобрать. Последняя надежда попросить у банка отсрочку.
Начальник кредитного отдела и слушать меня не стал:
-"Кредит брали? Подпись ваша? Так чего же вы от банка то хотите? Меня не интересует, как Вы будете жить без квартиры. Это Ваши проблемы, раньше надо было плакать..."
Оставалось одно, записалась на прием к самому владельцу банка. Сидела сутками. Через неделю секретарша впускает со словами:
"Мадам, у Вас три минуты"
Я зашла в огромный кабинет хозяина банка. Он мне сразу не понравился: маленький, пухлый с поросячьими глазками и толстыми, короткими пальцами:
"Вы по поводу отсрочки выплаты по кредиту?"
"Да", говорю, «Мне бы только полгодика отсрочки, просто у меня такая ситуация... »

Банкир перебил:

-" Да неужели? Вы подумайте, у нее сложная ситуация! А ко мне с простыми ситуациями и не ходят. Короче, вот передо мной папка с документами. Подпись Ваша? Ваша. Деньги под залог квартиры брали? Брали. У меня не благотворительная организация, Вы отнимаете мое время…"

Уже пятясь спиной к дверям, я как могла, сбивчиво рассказала ему свою историю.
Хозяин медленно вытащил мои документы из прозрачной папки... и, пыхтя, неуклюже разорвал их пополам:
"Не волнуйтесь, пожалуйста, живите спокойно, с этой секунды вы больше ничего не должны моему банку..."
----------------------------------------------------------------------------------------------------------
Вот поделился с вами этой историей, а легче мне не стало.
Старею.

@ Грубас.
 

A1e)(

шта?
Фокус

После работы поехал к маме. Сел в маршрутку, достал журнал, читаю.
Через пару минут в салон протискиваются двое ребят: одному лет семь, другому - двенадцать. С ними, как оказалось позже, их учительница.
Мальчишкам не сидится на месте, крутятся, хохочут. Мне всё равно, я устал, дремлю себе в уголке.
Учительница через каждые пять минут одёргивает мальчишек
- Ваня! Прекрати крутиться! Игорь! Имей совесть! Я всё матери расскажу!
Так длится уже добрых пол-часа. Вскоре не выдерживают рядом сидящие тётки
- Мальчики! Вы в общественном месте! Как вы себя ведёте!
- А мы обезьянки! - корчит рожицу младший мальчишка своему другу.
- Свиньи вы, а не обезьянки! - горячатся тётки - В клетеки вас посадить надо! Как с вами учителя справляются?!
Мадам, спутница мальчишек, горестно вздыхает, сетуя на тяжёлую жизнь.
Сочувствуя учительнице, тётки предлагают здесь же накостылять мальчишкам по шее. Поднимается визг и ор.
Вдруг, сидящий в углу паренёк, до селе тихо наблюдавший эту картину, громко произносит, глядя на мальчиков
- А, давайте, я вам фокус покажу?
- Какой?! - тут же уставились на него ребята
Паренёк достал из рюкзака верёвку
- Сейчас я разрежу себя пополам вот этой верёвкой! - показывает мальчишкам.
Отводит руки за спину, растягивает верёвку за два конца, отводя руки в сторону и каким-то чудесным образом "разрезает" себя пополам!
Мальчишки смотрят разинув рты!
- Повторить? - улыбается парень.
- Даааа! - визжат мальчишки.
Фокус этот ему пришлось повторить раз десять и, конечно, в конце по секрету рассказать всем разгадку, подарив ребятам кусок верёвки.
- Ну что, поняли фокус? - обратился он напоследок ко всем
- Поняли! - радостно засмеялись дети.
- Что ж тут непонятного теперь! - усмехнулись тётки.
- Не-е-ет, милые мои! - засмеялся женщинам в ответ парнишка. - Ничего вы не поняли! Вместо того, чтобы битый час орать на детей, хоть бы кто-нибудь из вас попытался улыбнуться им! Вот так они и растут: крики, подзатыльники, вечное ворчание, что им ничего не нужно кроме компьютера! А что им остаётся, если вас хватает лишь на то, чтобы орать на них?!

Маршрутка остановилась, и парень вышел, помахав мальчишкам рукой, но мальчишки не ответили, им было не до того, они оттачивали исполнение фокуса, чтобы продемонстрировать родителям, которые не дослушав их, погонят в кровати, спать.

@0suricat0
 

A1e)(

шта?
Истории из жизни
Такая осень в лагерях...
18 сентября 2010 в 00:36:51
Автор: Натали


Добрый день! История моя может быть и банальна, но так как со мной такого в принципе никогда не было и не думала, что произойдет - для меня немного шоковая! Слышала и читала в маминых журналах много раз, но...... если бы мне кто-то сказал, что могу оказаться в такой ситуации - честное слово - просто бы рассмеялась!

А дело все втом, что от великой скуки зарегистрировалась я на сайте знакомств!! И понеслось!!!! По сотне писем каждый день, сначала было интересно, не успевала отвечать, в силу своей культурности пыталась хоть что-то ответить, но каждому! Потом поняла, что всё по одному и тому же сценарию - мужчины, что в реальной, что в вертуальной жизни никакой оригинальностью не обладают, стало скучно! Встретилась с одним, с виду вроде был нормальный- на деле оказался великим фантазером, встретилась со вторым- ещё лучше: состоит в секте Соратники Иеговы!!!! Смех!!! И тут завязалась перписка с одним мужчиной: писем было немного, но такие слова, что просто реально зацепили! Спустя короткое время он мне позвонил, проболтали около часа(оказывается сейчас ещё с некоторыми можно поговорить), причем разговаривали и обо всем и ни о чем одновременно, не заметила как и время пролетело! Потом он мне говорит: я тебе сейчас кое-что напишу, а ты мне ответь обязательно в любом случае! Ну я ему, конечно, пообещала! Приходит мне смс: Натали, я от тебя ничего совершенно не хочу, я на самом деле ищу свою второую половину и наше общение тебя ни к чему не обязывает, но есть одно НО.... Я в тюрьме.
Тут меня как гром среди ясного неба, я в стопоре! Он перезвонил и я, конечно, с ним поговорила, была в сильном замешательстве, не могла правильно сконцентрировать свои мысли и чувства! Договорились с ним, что ни кто ни кому ничего не обязан, но общаться продолжаем, причем я реально жду его смс и звонков! За последние многие годы - это единственный мужчина, с которым я именного говорю, а не произношу давно заученные фразы, нет никаких обещаний, требований, предложений, планов! Мы просто говорим! Но как!!! Как будто мы знакомы давно и неразрывно, сестра поражается, как можно с совершенно чужим человеком говорить по два с половиной часа, при этом смеяться о чем-то, шутить! Я и сама не понимаю себя! Не считайте меня, пожалуйста, наивной глупой девчонкой, о себе я говорю, что было бы меньше мозгов - я бы давно может обрела бы того, кого хотела, но....Тут мне моя реакция не понятна! А в душе сидит огромный страх, что это просто ЗЕК, которому через пол года выходить и он просто начинает искать почву под ногами, и сидит рассказывает мне, а я уши развесила! Я пытаюсь себя в этом убедить, но не получается! Скажите, может быть у кого-то в жизни было что-то похожее и всегда ли такие истории заканчиваются очередным крахом, или я просто станавлюсь пессимисткой и уже заведомо сама себя обрекаю на обман! Очень важно услышать мнение незаинтересованного слушателя, я в тупике!))
История дополнена: 21 декабря 2009 в 21:40:58
Вчера вечером, в разговоре с Ним, я выказала недоверие к его чувствам, вернее даже не к его, а к словам мужчин... просто была у меня парочка очень хороших учителей, после которых Я-сама подозрительность и неуверенность! Теперь, сама того не желая, я переношу все свои обиды, сомнения на его голову! Причём сама же всё прекрасно понимаю, что нельзя так, что каждые новые отношения-они и есть новые и не надо их марать прежними осадками, не надо ворошить прошлогодние листья! Но верите!!!!!......-как чёртик сидит какой-то в душе и постоянно иголочкой меня покалывает! Он не звонит и не пишет весь день (а вчера мне показалось, что он плакал, когда слушал мои слова....потом просто молчал.....попрощался..... сказал до завтра и тишина....) Как научиться заново верить людям(сейчас я не имею ввиду Влада), я ловлю себя на мысли, что моё вечное недоверие не только обижает людей вокруг, но и делает меня более жесткой, холодной и менее чувственной что ли... А ведь в жизни моей мне встречалось всё равно больше хороших людей, чем плохих! Так почему же та пара неудачников оставила такой след в моей жизни? И есть ли способ стереть их?
История дополнена: 10 июня 2010 в 23:45:16
Доброго времени суток!! Вот наконец-то я добралась, что бы написать вам, как сейчас обстоят дела.)) Всё хорошо у нас, если так конечно можно сказать, так как Он по прежнему по ту сторону колючей проволоки, а я там, где и была. Стараемся общаться каждый день, чаще получается, чем нет, но когда не слышу его хоть пару дней- начинается паника- я уже реально не могу жить без его голоса, без его слов, которые так часто меня успакаивают! В моей жизни всё не так гладко, как хотелось бы и я ничего от него не скрываю, сначала специально ему всё рассказывала- страху нагоняла, думала-вот сейчас поймет, что я совсем не состоятельная леди, что мне мана небесная на голову не сыпется, что когда он выйдет и если мы будем вместе, то я не смогу помочь ему решить финансовые проблемы, когда они возникнут, что у меня нет своего жилья, что мне нужна помощь, что я устала бороться и карабкаться!! Короче, всё в этом духе-проверка на вшивость своего рода! Выдержал, не слинял, не пропал, не перестал звонить, а совсем наоборот, стал как-то ещё ближе, потому что я перестала держать всё в себе, стала советоваться с ним и очень часто получала от него дельные советы, как постоупить в той или иной ситуации, и ведь на самом деле всё становилось на свои места! Он намного мудрее меня, намного сдержанее, я со своими эмоциями же так порой ему мозг вынесу, что сама поражаюсь, как он до сих пор терпит мои истерики!! Сколько раз мы расставались за это время- так я уже и не припомню! И всё по моей инициативе:то мне для себя лучшего хочется, то для него.... на что он всегда очень резко реагирует, для себя говорит выбирай, что хочешь, а вот я сам решу, что мне нужно и не тебе решать мою судьбу, с кем мне быть, а с кем не стоит! Он очень многое мне дал, в душевном плане, внутри бушуют страсти, не всегда положительные, но их отсутствие гораздо хуже! В голове, в душе и в мыслях только он, ни на кого толком и внимания обращать не хочется, иногда случаются случаи, когда я общаюсь с другими мужчинами, но как меня потом гложет чувство вины!!!!- передать словами не могу, понимаю, что никто из них не похож на мужчину, так как мой мужчина, хоть и находится он, конечно не в санатории! Ему сейчас очень сложно, он очень устал, особенно последний год дается ему с большим трудом, ведь позади так много чёрного и самого того, что никому не пожелаешь, сильно похудел на постоянных эмоциях, говорит, что пока меня не было- переносилось всё легче, так как не хотел так никого, просто жил и терпел, а теперь смысл появился-невыносимое желание обрести свой дом, меня в нём и наших детей. всегда интересуется делами моего сына, защищает его, когда вспылю на него( он жил два года с моими родителями) и он во многом подтолкнул меня, что бы я не смотря на все трудности забрала его, так как уверен, что он обязательно должен жить со мной,и ждать его я должна обязательно с ним, он хочет чувствовать его присутствие, когда общается со мной!
Я не могу без него, я дорожу им, я мечтаю о нём, я жду его, я живу нашим будущим! Я не поеду к нему Туда, он иногда.... нет.... даже не зовёт меня.....просто я чувствую, что ему было бы приятно, если бы я приехала, он с таким теплом говорит о предстоящем свидании его друзей со своими жёнами, с нетерпением... для них-это событие не только одного! Но... я понимаю, что наша встреча ничего не определит, так как он всё равно за решеткой, и если он обманывает меня, то какая разница- по телефону или при встрече! А я..... А я могу влюбиться как дура, а потом горько раскаиваться, если что не так! Короче, трусиха наверное, но я так решила, что всё перетерплю, дождусь и потом будет всё ясно!
Мне очень хорошо сейчас, я надеюсь, что вы меня поймете и не осудите за безрассудство! Спасибо Вам!)))
История дополнена: 16 июля 2010 в 21:00:01
Сейчас жаркое лето- время пляжных развлечений! Теперь, каждый раз попадая на пляж, я присматриваюсь к мужчинам с тюремными татуировками, невольно обращаю внимание на девушек, которые рядом с ними, пытаюсь представить себя рядом с Владом и как это будет выглядеть со стороны!)) А выглядеть будет по-ходу очень смешно: я маленького роста, хрупкого телосложения и Он-под два метра роста с татуированными плечами! Тарапунька и Штепсель получиться!))) Ещё меня очень волнует, как сложаться отношения между Ним и моим папой! Маме я давно уже всё рассказала и она, моя любимая мамочка, всё поняла! А вот папе.... смогу открыться только при знакомстве наверное. Он у меня конечно молодец, но истерика наверняка случиться! Не так давно, освободился сын его друга и как Вы думаете, что он сделал при первой встрече с ним??? Стал проверять его на наличие наколок!!! Я была в шоке и первая мысль: а как потом быть мне, с чего начать, что бы он правильно понял! Страшновастенько как-то, хоть и взрослая я у него дочь, но до сих пор его мнение очень важно! Просто очень хочется, что бы Влада приняли в нашу семью, если всё же нам судьба быть вместе! Может кто подскажет, что дельное? Как правильно себя повести, что бы мои мужчины нашли общий язык?
История дополнена: 21 июля 2010 в 11:18:05
Спасибо всем за теплые слова и поддержку! Хотела написать комментарий, но последнее время что-то у меня эта строка не активна- сколько раз не пробовала- не могу ни у других ни у себя что-то добавить! Сейчас сижу и жду звонка от своего мужчины!))) Перечитала свои дополнения и смотрю- такая фраза: иногда встречаюсь с другими мужчинами..... прям рассмеялась....)))) и как только так вышло написать? Ведь с сентября месяца с мужчиной не была- как рассталась с парнем, с которым до Влада встречалась, так больше дело никогда до секса и не доходило! Хотела сказать, что много парней вокруг на которых теперь просто со стороны смотрю и вижу не то, что хочется, а ведь раньше сто пудей с кем-то и замутить могла бы, но теперь всё не то, всё что-то не хватает: и разговаривают не так, и ведут в некоторых ситуациях совсем по другому, не так как тот, что в далеке от меня! Иду с работы домой, воткну наушники с любимой музыкой в уши и представляю, что меня дома ждет Он, а вернее не ждет даже, а обязательно встретит меня и мы прогуляемся по теплому вечернему городу вдвоём!!! Боже, как же я соскучилась по таким моментам, как порой с завистью смотрю на лавочки, облепленные целующимися!!! Где взять машину времени и перенести себя на год вперёд! Может есть у кого?? Поделитесь! А?))))
История дополнена: 18 сентября 2010 в 00:36:51
А получается всё не самым лучшим образом, так как я то совсем и не ожидала!!! Наступил в моей жизни очень сложный период, поверьте очень сложный!!!! Тут он узнал, что я на одноклассниках есть, хотя я точно помню, что мы об этом говорили, а вот то что он там есть, да и ещё три месяца назад зарегистрировался, об этом я ни слухом ни духом, пока разговор не зашёл!! Ну и начал он мои посещения туда отслеживать! как-то мне очень надо было с ним посоветоваться, но я только рот открыла- он меня перебил и начал какие-то байки травить- настроение мне подымать, ну а тем временем настроение что-то ему говорить у меня пропало!! Он же доставал меня всеь день скажи да скажи!!! И снова увидел меня на одноклассниках, начал упрекать, что ему ничего не говорю, а с какими то УРОДАМИ переписываюсь,на что в ответ я ему ответила, что в тот момент мне это было необходимо!!!! Но дело в принципе не в этом! Вечером слово за слово зацепились....Милые бранятся-только тешаться, скажите вы??? Да, мы общаемся с ним почти год, но того что я от него услышала, я ни то что не ожидала, я даже не знала, что такие слова на девушку говорить можно, он пытался растоптать меня словами, опустить ниже плинтуса, унизить и дать мне почувствовать, что я амеба в этой жизни, так.... что-то одноклеточное! И за что??? Я же ничего не совершила, я не обманула его, не обидела, просто перписывалась не с ним, а с подругой, так как мне реально нужен был совет! Сказать, что я была в шоке- это не зказать ничего!!!! Я решила расстаться с ним, так как унижать никогда и никому не позволю себя, да ещё и без причины!! Он сначала харахорился, не понимал видимо, что я серьёзно настроена! Потом испугался что ли, начал говорить, что я и мертвого выведу, что это всё с горяча и от большой любви! Но прощения так и не попросил, так..... наотмашь извини меня, но ты просто не понимаешь насколько ты мне дорога, насколько я хочу что бы ты была близка со мной и откровенна! Но во мне что-то сломалось, я по другому глянула на него и поняла, что я боюсь его приступов ярости, я уверена, что если бы в тот момент я была рядом он бы меня ударил! Практически не общаемся с ним уже две недели, я не звоню и не пишу совсем, он набрав мне и поняв например, что я куда то собираюсь- швыряет молча трубку и снова пропадает! А я...... А я не знаю, что твориться в моей душе, скучаю, не хватает, но думаю, что всё же будет лучше переболеть им сейчас, чем..... Сложно,горько, больно!!! Разочарование очень трудно переносить, причём мне уже не впервой! Я примерно знаю, что вы подумаете и где-то конечно будете правы,но...все мы люди, все мы человеки)))) и всем нам свойственны ошибки! И всё же так жаль и почему слёзы такие горячие!!

Из дополнительных комментариев:
19 ноября 2009 в 18:19:24
Натали.

Статья у него самая убойная: тяжкие телесные, потерпевший в последствии скончался, отсюда большой срок! Об этом он мне сказал сразу, ничего не скрывая! О себе совершенно не плачет и себя не жалеет, говорит, что на воле у него большая и крепкая семья- их четыре брата, его с нетерпением ждут и он там совершенно не будет одинок! Но тут уже я выступаю в его защиту!))))) Трудностей будет очень много- это даже не обсуждается, но я ещё не решила, готова ли я их с ним разделить, я думаю и не решу, пока мы сним не увидимся! Вербалика- вещь очень сильная, на зону я конечно тоже не поеду, ему не так много осталось! Вы знаете, сейчас написав сюда и перечитав своё письмо, всё как-то стало на свои места, мысли стали четче!!! Спасибо огромное Вам всем, чисто случайно наткнулась на этот сайт ( даже не представляла, что есть что-то подобное) и поняла, что он многим помогает! А на сайте знакомств анкету я уже удалила- это на самом деле великий бред и везёт там единицам!! Ещё раз спасибо!))
 

A1e)(

шта?
«На войне как на войне».

Звонит телефон, беру трубку и слышу голос отца Виктора, моего друга и настоятеля соседнего с нами прихода. – Батя, ты бы знал, я сегодня самый счастливый человек на свете!
Думаю, кто бы спорил, отец Виктор действительно счастливчик. Пройти сквозь такую молодость и уцелеть, уже счастье. Когда ему исполнилось сорок, он сам всё никак не мог поверить: - Бать, ты представляешь, мне уже сорок, а ведь я поначалу не верил, что до тридцати доживу. А он не только выжил, а ещё и к вере пришёл, и священником стал.
Удивительная судьба выпала нашему поколению. Мы родились уже после Великой войны, и все вокруг нас, кто её пережил, словно заклятие, повторяли одну и ту же фразу: Только бы вас не коснулась война. Но именно нашему поколению пришлось воевать всю свою молодость, начиная с Афгана. Конечно, не всем пришлось участвовать в оказании «интернациональной помощи», а потом воевать в горячих точках внутри бывшего Союза, но война стала постоянным фоном нашего бытия. На этом фоне мы мужали, женились, рожали детей. И война для нас стала чем-то само собой разумеющимся.

Помню, как всем полком мы встречали эскадрилью из Афганистана. Каждый год одна из наших трёх вертолётных эскадрилий уходила воевать, тогда это называлось «командировкой». Полностью полк собирался только на короткий срок переподготовки и формирования новой группы экипажей для войны. Вертолёты постоянно находились в Афгане, менялись только люди. В назначенный день на территорию части подавались автобусы и лётчики, в сопровождении жён, с детьми на руках шли обнявшись несколько последних метров от полкового плаца до места посадки. Шли спокойно, никто не плакал, наверно плакали потом. Мужчины занимали места в автобусах, а женщины ещё долго смотрели и махали руками им вслед: - Вы только возвращайтесь.
В тот раз один лётчик отказался лететь в «командировку». У него была какая-то причина, он вовсе не был трусом, все это понимали, и то, что его отказ – это своего рода забастовка, тоже понимали. Потому, когда всех офицеров собрали в гарнизонном зале на суд чести, никто, кроме дежурных ораторов его не осудил. Лётчика отстранили от полётов и прикрепили к столовой для технарей. И я видел отношение к нему жён наших офицеров, ушедших на фронт: никакой неприязни. А когда его, всё-таки перевели в большую транспортную авиацию, чего он безрезультатно добивался не один год, эти же люди искренне его поздравляли. Хотя место отказника вполне возможно занял муж кого-то из них.
Эскадрилья возвращалась ночью. На стадион, где командир приказал выстроить полк, заранее привезли большие аэродромные прожекторы. Несмотря на позднее время все надели парадную форму и ордена. По-настоящему, до этого дня я и не представлял, с кем служу в одном полку.
И вот, наконец, торжественный момент, открываются большие металлические ворота и те же автобусы, что год назад увозили наших ребят на войну, возвращают их домой. Прибывшие выходят и строятся на плацу отдельным подразделением, командир эскадрильи торжественным шагом подходит к командиру полка и докладывает об исполнении приказа. А вокруг сгорая от нетерпения броситься к своим мужьям, обнять и расцеловать, стоят их женщины. Дети тоже не спят, сегодня такая ночь, может самая счастливая ночь в их судьбе.
Наконец краткое приветственное слово командира окончено и все, распахнув объятия, бегут друг к другу навстречу. На них направляют свет прожекторов, и в одном вдруг замигала лампа, и от этого движения людей становятся похожими на прерывистые движения танцующих на дискотеке в ночном ресторане. И ещё дети на руках отцов и радостный смех вокруг. Незабываемые минуты, даже у меня, двухгодичника человека, вобщем-то, считай на половину гражданского, невольно наворачивались слёзы радости за этих людей.
И никто в этой сутолоке не обращал внимания на маленькую кучку детей и женщин. Они стояли обнявшись, поодаль от всех и плакали. Потому, что однажды расставшись, так больше никогда и не встретились. И каждый раз, приходя на эти торжественные встречи, словно ожидали, что сейчас-то они обязательно вернутся, а тех, кого привозили хоронить в тяжёлых цинковых ящиках, к их мужьям никакого отношения не имеют.
И было радостно и больно одновременно.

В этот же год мои товарищи такими же организованными рядами улетали в Чернобыль. Мы мало тогда разбирались что на самом деле там происходит, не знаю, понимали ли это они. На аэродроме рядом с нашими двадцать четвёрками стояли три больших Ми-26-х, они относились к роте гражданской обороны. Их экипажи не летали в Афган, и у нас лётчиков с 26-х называли бездельниками. А в восемьдесят шестом именно наши «бездельники» первыми отправились засыпать взорвавшийся реактор, и работали там без всякой защиты и счётчиков Гейгера. После вылета они не выходили, а вываливались из борта и катались от боли по земле, перепачкавшиеся в рвотных массах, и потом снова поднимали воздух свои огромные могучие вертолёты. И так, до тех пор, пока хватало сил.
Я видел, как в том же актовом зале нашим ребятам вручали боевые ордена за Чернобыль.

Прошло уже много лет, интересно, кто из них ещё жив? «Стингер» может и мимо пролететь, а радиация всегда попадает в цель. Нашего полка уже нет, но однажды, уже будучи священником, я оказался в этих местах именно 9 мая, когда все, кто воевал в советское время и после, надевают боевые награды и идут к памятникам Великой войны. Среди празднично одетых людей попадались военные, а я искал глазами тех, кто в лётной форме, ещё с орденами той нашей исчезнувшей эпохи. И за всё время встретил только одного. Остановился, поклонился ему и поприветствовал: - Здравствуй, с Праздником! На что я надеялся, что он меня узнает? Но я бы и сам себя не узнал. Лётчик кивнул в ответ, и пошёл дальше. Были ли мы с ним сослуживцами, кто знает? Но в любом случае, мы вышли из одной эпохи, он как её участник, а я как свидетель.

В общежитии в одной комнате со мной жили молодые лётчики, все они имели боевой опыт, но рассказывали о войне крайне неохотно, и то, если уж совсем допечёшь их расспросами. Но однажды, неожиданно для себя я на собственной шкуре испытал, что такое война. По какой-то причине мне пришлось оказаться на аэродроме. Шли обычные тренировочные полёты Ми 24-х, и вдруг к нам на поле запрашивают разрешение и садятся две «чёрные акулы», вертолёты-истребители. Наши ребята о них уже слышали, но увидели впервые. Внешне более компактные, поджарые, полностью прикрытые бронёй, «акулы» даже на меня, человека неискушённого, произвели неизгладимое впечатление, что уж говорить о лётчиках. Те и вовсе не отходили от новых машин. А залётные испытатели, «акулы» тогда ещё находились в стадии испытания, важные и недоступные, покровительственно рассказывали о возможностях нового вертолёта.
Наконец один из наших комэсков не выдержал бахвальства гостей и решил показать, что и у нас на аэродроме летуны тоже не лаптем щи хлебают. Запросил разрешения на взлёт, поднялся в небо и стал показывать всё, что можно было выжать из испытанного временем и войной знаменитого Ми-24-го. Афганцы их, кстати, называли «шайтан арба». Комэска поднимался высоко в воздух, а потом бросал вертолёт в атаку на выбранною им в качестве цели одиноко идущую по аэродрому фигурку человека. И этой мишенью, как вы уже догадались, стал я. Что он только не вытворял у меня над головой. Вертолёт заходил слева и справа, бросался в лобовую, словно желая достать меня и разрубить своими бешено крутящимися лопастями.
В этот момент вдруг представил, что мы не здесь, а где-то там, в афганской пустыне, и пытаюсь убежать от ревущей «шайтан арбы». В какой-то миг я даже встретился с лётчиком глазами, и нутром ощутил, что он поймал меня и держит в перекрестии прицела. И случись бы это в реальности, валяться бы мне сейчас в той же каменистой пустыне только с простреленной головой. Представил и испугался, да так, что дыхание перехватило.
Спустя много лет об этом чувстве испытанного мною страха рассказал отцу Виктору. Он выслушал и сказал: - Я с этим делом знаком, однажды в бою, тогда ещё будучи молодым солдатом, так испугался, что непроизвольно обмочился. Было очень страшно, но поставленную задачу я выполнил. Командир нашей бригады, и по совместительству мой родной дядька, увидев меня в интересном положении, успокоил: - Не стыдись, сынок, трус – не тот, кто во время боя обмочился, а тот, кто бежал от врага и предал товарищей.
Мне вообще «повезло», - продолжал мой друг, - когда уходил в армию, родители договорились в военкомате пристроить сыночка в часть, которой командовал родной дядя. Мол, за его широкой спиной во время службы и отсидится, а попал в бригаду специального назначения, специализирующуюся на диверсионной деятельности в глубоком тылу противника.
Время его действительной службы совпало с началом развала Советского Союза, и появлением многочисленных горячих точек. Вот в эти «точки» и отправилась воевать дядина бригада, и будущий батюшка с ними. А там, где вставал вопрос о добровольцах, первым называлось имя моего друга. Дядя, сам, кстати, Герой Советского Союза, оправдывался перед племянником: - А кого я пошлю, скажи на милость? Отправлю кого-то другого, народ подумает: «ну вот, нас на смерть посылает, а своего родственника бережёт». Так что, сынок, пока ты здесь быть тебе первым. Погибнешь, мне перед людьми не стыдно будет. Кстати, и награды реже других находили героя, и всё по той же причине: - Люди скажут, мол, своему племяннику грудь орденами разукрасил, а нас обходит.

И именно в армии, после тяжелейшего ранения он впервые понял, что Бог, которому постоянно молилась его бабушка, это не выдумка, а самая что ни наесть реальность. Их вместе с ещё одним солдатиком с ранением в лицо оставили лежать в одной из дальних комнат школы, срочно приспособленной под армейский госпиталь, и забыли. У Виктора была почти оторвана нога и на руке два пальца. Оба лежали без сознания и истекали кровью. – Мне уже так «хорошо» стало, никакой боли не чувствую. Всё, ухожу, вдруг вижу, в меня всматривается прекрасное женское лицо. И понимаю, что лицо это мне до боли знакомо, но где я его видел раньше, не вспомню. Она смотрит на меня печальными добрыми глазами и говорит: - Вставай, сынок, и иди в коридор, о вас все забыли. – А он, - показываю пальцем в сторону своего соседа, - ему тоже вставать? – Нет, - отвечает женщина, - он останется. Я встал, завернулся в простыню и вышел в коридор. Иду, несмотря на ранение, и мне попадается врач хирург. Смотрит с удивлением, а я его спрашиваю: - Скажите, доктор, который час? – Ты ещё спроси, как пройти в библиотеку, - смеётся хирург. – Немедленно отправляйте это чудо в операционную.
Мне тогда в кость вставили металлический штырь, представляешь, а я шёл по коридору, наступая на раздробленную ногу. Потом ещё долго мучился, пытаясь понять, где же я видел лицо этой женщины, пока не вспомнил бабкины иконы, и среди них образ Пресвятой. С тех пор стал заходить в храм и ставить свечи перед иконой Богородицы.

После демобилизации из армии пошёл работать в милицию. Девяностые годы, ты же помнишь то время. Сейчас порядка нет, а тогда вообще, полный беспредел. Бандитов развелось немеренно, мы через день выезжали на задержания, и почти всякий раз перестрелки. Из тех, кто прошёл через горячие точки и свободно владел оружием, была создана группа захвата. В эту группу попал и я. Нас мало кто знал в лицо, кроме тех, кому это было положено, и уж тем более не раскрывались имена. И неслучайно, врагов у нас хватало.
Война, а потом и служба в милиции приучили к постоянному ощущению опасности, и доверял я только своим. Пока однажды свои же меня и не подставили. Мы тогда брали банду, и по плану захвата я шёл вторым номером. Как правило, тот, кто идёт первым врывается в дом и открывает беспорядочную стрельбу, но стреляет он холостыми. Его задача застать бандитов врасплох, посеять панику и положить всех на пол. А следом иду я, но мой автомат уже заряжен на поражение. Моя задача стрелять по тем, кто успел схватиться за оружие и вступает с нами в перестрелку. Идти вторым опаснее всего, именно он чаще остальных становится основной мишенью.
Когда тебя везут в машине и группа готовится к штурму, то меньше внимания обращаешь на какие-то сторонние действия. Мой товарищ, тот, который должен был идти первым, почему-то попросил у меня автомат. Не ожидал подвоха, я подал ему своё оружие, а он мне подменил патроны. Когда ворвался в комнату и открыл огонь на поражение, то не мог ничего понять. По мне стреляют, а я совершенно бессилен. Стреляю в ответ и ни в кого не попадаю. Мне тогда повезло, и я чудом уцелел. Потом, уже когда всё закончилось, выковырял из своего бронежилета шесть пуль. После этого случая я вообще перестал кому бы то ни было доверять.
- И что было потом, доложил начальству?
- Нет, просто ребята велели ему уйти, и больше мы его не видели. Говорят, эмигрировал и живёт сейчас где-то в Европе.

– Да, батя, невесёлая история. А ты-то сам как в столице оказался?
- Видишь ли как оно получилось. Это же было самое начало девяностых, кто-то из штабных сдал нашу группу бандитам, продал всю информацию с фамилиями и адресами. А те стали отлавливать нас по одному и убивать. Помню, получаю сообщение, друг мой умирает. Днём возле дома напали, пошёл мусор выбросить, его и подловили. Когда приехал, он ещё дышал. Взял его руку, легонько сжал, тот и очнулся. А такой был безбожник, ни в кого и ни во что не верил, и всё надо мной смеялся, когда сказал ему, что в храм захожу. А как очнулся, узнал меня и говорит: - Витя, я Его видел, Он есть. Ты молись обо мне, ладно? И ещё, на похоронах, я сидел возле гроба, а потом посмотрел как-то так немного в сторону и увидел его. Мой друг стоял возле своего гроба и смотрел на самого себя мёртвого, а потом видение исчезло. После похорон больше не стал испытывать судьбу, собрал вещи и в тот же день уехал в Москву.

С тех пор уже много воды утекло, а я с войны так и не вернулся. Даже когда просто рядом по улице идёт обыкновенный прохожий в голове срабатывает мысль, куда ударить, если он нападёт. Все для меня потенциальные враги. Это очень тяжело, ведь если ты христианин, то и все вокруг твои ближние. Ты должен любому человеку с самого начала, даже если не знаешь его, ставить пятёрку, а у меня все получают двойку и вместо друзей становятся врагами. Вместо того, чтобы любить ближнего я его боюсь и никогда не поворачиваюсь к нему спиной, я всегда в ожидании удара. Это постоянное изматывающее душу противоречие не даёт мне покоя, и радости нет.
- Бать, всему когда-то приходит конец. Ты же знаешь, Церковь ещё и великая лечебница. Придёт день, ты перестанешь бояться людей и начнёшь им доверять. Отец Виктор мечтательно улыбается: – Тогда это будет мой самый счастливый день.

С батюшкой мы земляки и дружим уже несколько лет. Его семья живёт в столице, дети выросли, а служит он здесь же, совсем недалеко от нас в глухой деревеньке. В воскресенье отслужит и возвращается домой к своим. В Москве у него куча дел. По старой памяти окормляет тех, с кем раньше служил, а через стариков знакомится с молодыми офицерами. Бывает, привозит их к нам на службы. Батюшка сам большой грузный, такими часто становятся входящие в возраст бывшие спортсмены. Настоящий русский богатырь в окружении молодых ребят, таких же огромных и сильных.
Однажды пожаловался мне: - Не знаю, бать, что и делать. Молодёжь у нас во дворе ведёт себя отвратительно, пьют, по ночам дебоширят. А тут повадились мне в след про попов всякие гадости кричать. Понятно, что при желании мог бы их и наказать, но я же священник. И они знают, что я священник. Вот и надо мне их как-то на место поставить, и против Церкви не озлобить.
Я на его тревогу особо внимания не обратил и перевёл его слова в шутку, посмеялись мы с ним и забыли. Знать бы тогда чем закончится эта история. Однажды шли они с женой по двору, и в этот момент снова кто-то из пацанов, разухабишись отпустил сальную шутку в адрес матушки. Отец Виктор уже не смог молчать и отчитал соседскую молодежь, пригрозив пожаловаться участковому.
Батюшка припугнул ребят милицией, да и забыл об этом столкновении по своей незлобивости, а пацаны не забыли. Неделю они выслеживали священника, и в момент, когда он вечером ставил в гараж машину, подкрались к нему со спины. – Я слышал, - рассказывал потом отец Виктор, - как в темноте сзади кто-то ко мне идёт, и не обернулся. Ты понимаешь, может первый раз в своей жизни позволил себе такую роскошь. Он идёт, а у меня радость, что не чувствую в человеке врага, доверяюсь ему, значит, душа таки исцеляется!
Кто объяснит, почему мой друг среагировал в последнюю секунду перед ударом. Как он понял, что это необходимо сделать? Наверно сказался многолетний боевой опыт, и он успел защититься рукой. Заточка должна была войти в живот, но только пробила руку насквозь и застряла в костях ладони.
Истекая кровью, батюшка снова сел за руль и добрался до ближайшей больницы. Из-за грязи на заточке рука распухла до самого локтя и болела нестерпимо. В больнице он ждал пока его примут, потом, пока придёт врач, оказавшийся не хирургом, а терапевтом. После перевязки он вернулся в машину и набрал мой номер: - Бать, ты бы знал, я сегодня самый счастливый человек на свете! Я снова способен доверять людям, всех прощать и всех любить. Бать, только это так… больно.
Отсюда.
 

A1e)(

шта?
Аж луна покатилась

В самом углу старого цвынтаря, куда украинская ночь слилась чёрным жиром густой тьмы, замерзала глухонемая, полулёжа на пыльном камне, краем и углами впивающемся ей в спину. Она пришла сюда искать сына, не дождавшись его в своей хатке, разрисованной барвинками и васильками, и по губам постоялицы своей, хитрой зеленоокой и смуглой дивчины Любки, прочитала это хохлацкое слово. Цвынтар. Кладбище. Она не знала, зачем сын, рослый парубок, проводит здесь целые вечера, а то и ночи...
В своих материнских мечтах она видела его работящим хлопцем, ковалем, ловко раздувающим меха, гнущим железо крепкими руками. А он, хоть и не пил горилки, как другие хлопцы, но завёл дружбу с мертвецами....Страшно становилось за него. Но и любопытно, что же могло завлечь его, тихого спокойного в такое отчаянное место. И вот решилась она. И ведомая Любкой, о которой ходили нехорошие разговоры...глухонемая слышать не могла, но видела взгляды, которые бросали соседи, если они днём вместе шли по селу...отправилась по узкой вытоптанной тропинке, идущей до самого цвынтаря, заросшего ковылём, кустами сирени и явором.
В темноте ночи заросли создавали причудливые узоры плотных теней возле входа. Туда влекло, манило чем-то неизведанным и таинственным. Две женские фигурки поторопились войти. Цвынтар их принял в себя, всосал так жадно, что аж хлюпнуло над спящим селом, и в крайней хате зойкнул кто-то и тихо взмолился: "Свят, свят, свят!..."
...Немой рот матери дико искажал ужас, когда Любка, сильная, молодая, доедала её сердце, освещая его в безлунную ночь прозрачным бериллом глаз, облизывая багровые струйки крови со своих больших смуглых рук. Похотливые губы сыто улыбались, чмокая её прямо в рванную дыру под левым нежно-розовым соском. Глухонемая женщина каждой секундой ожидала смерть. Но смерть...смерть стара, как сама жизнь. У неё плохая память. Она забыла прийти в назначенное судьбой время. А женщина, лишённая голоса и в жизни, не имела возможности напомнить о себе...только ждала, тихо постанывая безвольными губами.
...Насытившись, Любка, на глазах матери превратившаяся в красавицу-цыганку, тихо запела на своём языке тягучую песню...Низкий вольный голос впитывал последние капли крови глухонемой, капающие в вязкую темноту...Она не слышала слов и мелодии, но чувствовала, как всё, что рождали губы Любки, невыносимой болью обжигало рану. "...Бежать.." - подумала глухонемая, и дождавшись, когда прозрачные глаза отвернутся от неё, отползла за каменный крест могилы сельского бобыля, знаменитого тем, что помер он, подавившись виноградной косточкой...и в одиночестве его не нашлось ни единой живой души рядом, которая хлопнула бы крепким кулаком по костлявой спине, и проявив такое неуважение, спасла бы ему жизнь...Вот оно, судеб странное переплетение. Сейчас каменный крест на его могиле спасал другую, чудом живую, закрывая твёрдостью своей от изумрудного света, воровато пронзающего ночь двумя сильными лучами.
...Они ещё долго бегали друг за другом в темноте, спотыкаясь о чужие могилы, ломая кусты, перепрыгивая кресты и надгробья, пока глухонемая поняла, что никто уже не гонится за ней, что одна она осталась в самом дальнем закутке заброшенного цвынтаря...Силы покидали её. Она замерзала на камне, изрезавшем ей спину, не в силах шелохнуться, не понимая, почему жива, если в груди осталась полая дыра вместо сердца...Она чувствовала, как постоянная её спутница, тишина, обняла за плечи и прижалась щекастым лицом к носу, и она совсем не может дышать...На жирном смолянистом небе взошла луна и свернулась выпуклым зародышем, похожим на огромное розовое ухо...Женщина больше не могла молчать и крикнула прямо в него:"...Нехай.Будь, что будет!...Будь, чтоо буудеееет!..." И добавила:" Чтоб тебя перевернуло. И три раза гэпнуло. "...и луна покатилась над землёй...Гэп...гэп...гэп...и скрылась за...Женщина вдруг поняла, что обрела голос...и слух. И сказала: " Когда же ты, наконец, прибьёшь полки на кухне?" Из телефонной трубки послышался мужской голос:" Понимаешь, я уже отметился, но у нас митинг перед Белым домом...Да. За права мужчин. За свободу и равноправие, в общем...Ой, автобус...Я побежал." Женщина положила мобильник и встряхнула головой, отгоняя остатки виденного. "...Наваждение какое-то," - она тряпкой вытерла с пола жирное ярко-красное пятно. По комнате разливался запах борща. " А ты давай, доедай. И с хлебом мне..." - сказала она сыну. Потуже завязала поясок розового халатика, поправила съехавшую было набок голову, выкрашенную в любимый рыжий цвет, взяла со стола грязную тарелочку с голубой каёмочкой и сквозь стену вышла на кухню мыть посуду. Ей пора было на работу...
...Сын пустыми глазницами уставился в свою тарелку. Он терпеть не мог капусту...

Отсюда.
 

A1e)(

шта?
Некоторые особенности високосного года в Финляндии (чисто по секрету рассказываю)

Не секрет, что многие женщины стремятся выйти замуж.
Обычно они ждут, когда их туда позовут.
Некоторых зовут.
А что делать тем, кого не зовут?
Сидеть сложа руки? Неэффективно.
Так вот.
В високосный год в Финляндии женщина может сама позвать мужчину жениться на ней.
У мужчины есть два варианта - жениться или... Или подарить ей отрез ткани на юбку.
Таким нехитрым образом у некоторых женщин в високосном году появляется много новых юбок.
А некоторым таким образом удаётся выйти замуж.
Когда мне рассказали об этом странном обычае, как раз наступил високосный год.
Помню, я очень переживала тогда, что Президентом Финляндии является женщина, ну и к тому же она ещё и замужем.
Я тогда, помню, начала было выяснять - а что у них с Премьер-министром и вообще с министрами - какая ситуация, но друзья-финны быстро охладили мой пыл:
- Марина,- сказали они, - имей в виду: мужчина может согласиться! И тебе придётся жить с ним всю оставшуюся жизнь. Тебе этого точно хочется?
Мне не хотелось.
Поэтому я так и осталась без замужества и без отреза на юбку.
Не, ну с замужеством-то вопрос я быстро решила, тут ничего сложного.
А вот отрезов на юбку мне так и не удалось получить...

Когда там у нас високосный год наступает?
Можете попробовать :)))

Отсюда. Посмотреть вложение 136626
 

A1e)(

шта?
Пост о мужчинах и для мужчин.
А чего все о женщинах, да о женщинах, в конце концов, женщина - это совсем не смешно. Женщины обижаются сильно, мужчины обижаются так, что вообще перестают разговаривать, короче, сплошные обиды и никакой жизни нет.
Так что о жизненном. О мужчинах и для них.

Мужчины, я вас люблю! Я вас уважаю, мужчины. Я вами восхищаюсь, мужчины. Вы смелые, отважные, щедрые и мускулистые. Вы умные, мужчины! Вы запустили в космос ракеты, научили самолеты летать, придумали геометрию, гульфик, фотошоп и шпицштихель.
У вас есть самое главное, потрясающее достоинство, которого нет и никогда не будет у хилых женщин - ваша знаменитая, железная, стройная, непоколебимая мужская логика. Я горжусь вами, мужчины, лобзаю краешек вашей логики и плачу теплыми слезами благоговения!
Но вы идиоты, мужчины! Вы редкие, непроходимые придурки, мужчины. Вы не боитесь тараканов и крыс, бросили Анну Каренину под колеса паровоза, но так и не знаете, хотя бы в первом приближении, как устроена изнутри женщина, в которую вы посадили расти вашего ребенка!
Хотите доказательств? Да легко, сей секунд.
Некоторое время назад ко мне в гости заехала беременная приятельница с мужем. Приятные, спокойные, воспитанные люди, интеллигентные, опять же. Муж - химик, кандидат наук, ума палата, ключ на месте. Короче мужик идеальный практически, на грани гениальности. Дружим домами много лет.
Ну, сели на кухне - чай, кофе, море пива - беседа приятная, давно не виделись, все мирно, спокойно и радостно. Но замечаю я краем глаза, что приятель кандидат-химик, явно не в своей тарелке. Нервничает сильно, и с каждой минутой все больше и больше. Он нервничает, а жена его сидит напротив, закинув ноги на диванчик и ей как бы совсем пофиг, что муж как на иголках, аж подскакивает. Она вообще ничего вокруг себя не видит, живот гладит, что-то ему такое там шепчет и все ей до звезды. Тут уж я нервничать начинаю, потому что атмосфера накаляется заметно, как вдруг приятель взикивает, бросает короткий взгляд на жену, та небрежно кивает и снова утыкается в свой живот, а приятель вскакивает с места, хватает меня за руку и тащит в спальню. В мою, между прочим, спальню. В спальне он запирает дверь на ключ, силой усаживает мой организм на кровать, пристраивается где-то в ногах и нервно выдает: - Ника! Мне поговорить с тобой надо! Срочно!
- Бхгрыыыы, - холодея сиплю я. - В смысле, говори, тока быстро, а то у меня уже желудочки мерцают от страха.
- Ты понимаешь, - чуть не плачет приятель, - Олька беременна!
- Понимаю, - шепчу я, чуть успокаиваясь, но все равно ничего не понимая, - Ты хочешь об этом поговорить?
- Да! - орет этот химик. - У нас будет девочка! И я не могу с ней спать!
- С кем спать, с девочкой??? - поражаюсь я.
- Да не с девочкой, дубина, с Олькой! Я не могу тр**ать собственную любимую жену, понимаешь?! Помоги мне, а? Ты же клятву давала! - и смотрит в глаза так умоляюще, как бездомный щенок.
"Как я могу тебе сейчас помочь, когда у меня в доме мой муж, твоя жена, дети и не эпилированные ноги!" - отчаянно несется у меня в голове, но тут я беру себя в руки и прошу приятеля успокоиться и объяснить внятно, какая связь между его будущей дочерью и его же страхом перед сексом с женой.
Кандидат наук, умнейший мужик, долго путается в показаниях, но потом выясняется, что он не спит со своей супругой уже два месяца потому что боится во время секса не сдержаться и случайно, не нарочно!!! изнасиловать свою внутриутробную дочь! Дескать, у приятеля его приятеля, жена вынашивала сына и этот приятель приятеля, этого сына таки изнасиловал. Во время секса. Случайно. Не нарочно. Не сдержался чудак.

В общем, что вам сказать, я убила полтора часа, что бы вдумчиво, толково, с рисунками, схемами и стрелочками, объяснить кандидату наук, что изнасилование им во время секса своей дочери исключено категорически. Невозможно это, ни случайно, ни нарочно, ни как либо еще. Ваще никак! Спите спокойно, дорогой товарищ химик, вам все понятно?
Все понятно, уверенно отвечает мне химик через полтора часа, аккуратно засовывая листочки со схемами во внутренний карман пиджака - вникну подробнее на досуге! - но ты понимаешь, она же может увидеть мой член!
- Кто она? - в изнеможении шиплю я, чувствуя как мозг стремительно скисает и вытекает, как творожная сыворотка через марлечку.
- Ну девочка, доченька. Она же там вниз головой висит, я сам видел на узи. И вот я когда в Ольку вхожу, девочка же может мой член увидеть!
- И чо? - где-то тут мне становится понятно, что вот она, начинается знаменитая мужская логика.
- Да ничо! - опять сердится приятель. - Вот она мой член увидит, вырастет и сама начнет того, этого...тр***ться начнет она. Она же все видит!
- Ха, видит! Это еще что, я тебе больше скажу - она по ночам вообще оттуда выходит, пьет пиво, играет в боулинг, пугает зазевавшихся ночных старушек и воет на луну! - ну не сдержалась я, каюсь, ржач пер наружу, и я, зная этого человека, как мужика с отменным чувством юмора, понадеялась, что он поймет меня правильно, посмеется со мной и окончательно успокоится. Но не тут то было.
- Дааааа? Шо, серьезно? - совершенно убитый пролепетал этот поц. - Слушай, а может закрывать ее там как-то, ну крышечку какую навинтить туда...

Пришлось опять брать себя в руки и пояснять химику, что тетя шутит, что его дочь как висела вниз головой, так еще месяца три и провисит, а так же сообщать ему, что вне зависимости от того, видит его будущая дочь папин член или не видит - тр***ться она станет все равно. Когда-нибудь потом, когда вырастет. Так устроен этот мир.

Так вот, что я имею вам сказать по этому поводу. Не то что бы это был первый случай стройной мужской логики в отношении беременной жены или подруги, нет. Примерно такого рода вопросы я получаю в среднем раз в неделю и давно привыкла, мне уже даже не смешно. Но, понимаете, все эти вопросы задают мне пациентские мужья, не мои мужчины. Они племя дикое, незнакомое, дети гор. Им простительно.
Но вот так, что бы свой, близкий мужчина, живой и теплый кандидат наук - это впервые. Поэтому, и пост созрел. Не, я конечно не думаю, что меня читают глупые мужчины, которые позволяют себе так чудовищно заблуждаться в части женских беременных внутренностей, я так, на всякий случай. Щас я все, всем популярно объясню, что бы больше не возникало вопросов.

Значит, по моим наблюдениям, мужчины беременных женщин делятся на несколько категорий:
1. Нормальные мужики. Их много, но, вы удивитесь, к сожалению, далеко не большинство. Тут понятно, я думаю - эти мужчины все знают, ничего не боятся, дурацких вопросов не задают, не паникуют по пустякам, и даже иногда существенно облегчают нам работу.
2. Мужики из второй категории тоже знают почти все и почти все понимают. Но иногда их посещает страх, что у их беременной женщины, во время оргазма, матка слишком сильно сократится, ее стенки сдавят голову ребенка и родится даун. Эта категория мужчин весьма многочисленна, но так же не вызывает особых проблем.
3. Мужчины, которые не вступают в интимные отношения со своими беременными женщинами, потому что панически боятся, что их возбужденное достоинство каким-то образом проникнет в матку и тем или иным образом зацепит их ребенка. Ну ударит там, или прибьет, не дай Аллах. Или изнасилует. Случайно.
4. Эти мужики сторонятся секса с партнершей из эстетических опасений. Ребенок увидит член, родится и каааак погрязнет в разврате! Ребенок увидит член и получит моральную травму на всю жизнь. Ребенок увидит член, поймет, чем занимаются его негодяи-родители, вылезет и до смерти запрезирает предков за половое непотребство. И наконец, самое распространенное опасение: ребенок там спит, как зайчик в тепле и покое, а мы тут ТР***емся, как кролики - некрасиво это!
Остальные мужчины совсем клинические идиоты и задают такие вопросы, что мне даже неудобно их тут озвучивать. Таких мужчин не много, хвала небесам, но они непроходимо неизлечимы.

Так вот, мужики, ваш тщательно ожидаемый, нежно любимый, будущий Эйнштейн на протяжении сорока недель, десяти лунных месяцев, временно помещается внутри вашей женщины. Как он туда попал, думаю, все знают, хотя я уже ничему не удивлюсь. Но он не просто сидит там внутри. Внутри женщины не так что бы очень просторно, и потому имеется специальный орган для ребенка - матка. Вы не поверите, но на свете существуют и такие мужчины, что думают будто матка - она создана исключительно для оргазма, что бы было чему сокращаться, а ребенок сидит сверху матки, свесив ножки и плюется через влагалище прямо в клитор. Такие мужчины обычно так и говорят мне: "Ты чо дура, доктор, как в эту крошечную матку залезет такой большой и подвижный ребенок, сама подумай, а? И потом, а сокращаться при оргазме кто будет, Пушкин? То-то же! Матке - оргазм, а ребенок, он где-то там, поблизости ошивается и держит руку на пульсе."
Не верьте этим мужчинам, верьте мне и Гиппократу. Это может у женщин с планеты Шелезяка ихние дети растут где-то там сверху маток, а у землянок сверху матки может вырасти разве что параметрит, или еще какая-нибудь гадость в этом роде. У наших женщин ребенок растет в матке. И она, матка, растет вместе с ребенком. Потому что матка - это такой эластичный... ээммм... мешок весь покрытый мышцами, способный увеличиваться, равномерно растягиваться - куда там вашим несомненным достоинствам! - и хорошо защищенный от посягательств извне.
Для начала, ваш ребенок окружен водой. Воды в матке много, и она является первой из всех защит вашего дитяти. Всю эту воду и плавающий в ней плод вашей любви, надежно держит специальная пленка, состоящая из различных тканей, которую называют оболочками плода. Ну и наконец, матка имеет вход, одновременно являющийся выходом. Это вход-выход называется шейкой и она имеет наружный и внутренний зев - если проще, то наружные двери и внутренние, ну вот как некоторые в квартирах ставят, такие коридорчики с двумя дверями, знаете, точно.

И все эти двери, как только туда попадает эмбрион, что вырастет со временем в ваше обожаемое чадо, в норме закрываются наглухо. А "коридорчик" между "дверями", который называется цервикальным каналом, еще и надежно закупорен специальной густой шеечной слизью, так называемой пробкой, что б совсем уж никто не проник. То есть все закрыто на обед абсолютно и бесповоротно, крепче чем стальные бронированные двери ваших квартир. Даже микробы туда проникнуть не могут, я уж молчу о ваших членах, хотя, мужчины, мериться пиписками с маленькими беззащитными микробами, это уж совсем беспредел. Да и бессмысленно это. Потому что микробы может ухитрятся и проникнут в матку, при определенных обстоятельствах, а вы, со своими членами - ни за что. Ну это как если вы сидите на кухне за толстой железной дверью, а через длинный извилистый коридор, в комнате, закрытой такой же стальной упитанной дверью, сидит ваша теща в аквариуме, и вы мечтаете попасть ей в глаз кирпичом. Мечтать то вы можете, но фиг попадете, даже если метко прицелитесь - хорошо защитилась, змея подколодная! В норме, конечно же. Вариант патологии я тут не рассматриваю, потому что в этом случае вашей женщине, как минимум, секс действительно запрещен категорически по строгим акушерским показаниям, а как максимум она преждевременно рожает или еще чего-нибудь нехорошее с ней в этот момент происходит и вам внутри ее сейчас уж точно делать нечего.

Поэтому, мужчины, освободите ваши головы для хорошего, выбросите из головы все суеверия, заблуждения, мифы и страшилки приятелей - если у вашей женщины беременность протекает без осложнений и неприятных ощущений - любите ее сколько влезет и ничего не бойтесь. Ваш ребенок не пострадает ни морально, ни физически и родится здоровым, морально устойчивым, в положенный природой срок. Ну а про патологии и сексе при осложненной беременности, вам объяснит врач, наблюдающий вашу жену. Тут все строго индивидуально потому что. Вот и все. Извините, что слишком длинно.

И помните, мужчины, я вас люблю. Вы умные, смелые и красивые. Да, кстати, объясните мне, бабе-дуре, одну вещь, я прям извелась уже вся. Вот у меня, к примеру, есть машина. А у машины есть капот. Так вот, если я занимаюсь сексом на этом самом капоте, а внутри же там есть альтернатор, трамблер, четырехцилиндрический двигатель и даже карбюратор! Так вот, это не смущает покой маленьких друзей моей любимой машинки? Волнуюсь ужасно, прям к капоту подходить боюсь уже месяца три. Помогите, а?

simada
 

A1e)(

шта?
Новогодний бред!

Кто там стучит рогами-копытами? Добрый маленький Кунла. А ещё есть Всадник без головы. Вдвоём они работают по девушкам. А описанные трусики забирает Старый Пенн.
Чёрт. Старый чёрт Пенн. С лысой медной башкой. Моя башка - чугунная. И болит. Очень худо, очень больно. Отвратительно плохо мне, и нету спасения. Послезавтра покроюсь зелёной плесенью, выпью крови девственницы и умру. А ещё надо заплатить за газ. Мысли путаются. Это что - болезнь? Или отрава? Красной сыпью или плесенью?
Марьяна! Марьяна, дай воды... и зеркало. И соли. Или нет, дай воды...
Марьяна с водой. Еле шлёпает, брюхо впереди себя тащит. Беременная она, моя Марьяна, ничего себе... То всё плакала, что опять пронесло, а тут - гляди-ка! Совсем, наверное, плохой, ничего не помню, ну и ладно...
И что ж ты мне принесла, а? Какой ещё томатный сок? С солью? Топора мне, о горе! Нет, дура! Не рубить! Я приложу к виску холодный топор, сначала обухом перекрещусь, орудием труда надо перекреститься, хорошо помогает, а потом холодное лезвие к виску - и спать.

Будильник заливается соловейкой. Бью по кнопке, затыкаю... а зря. Марьяны нет. Пусто её место слева, только вот остался запах на подушке, да на тумбочке - блокнот и градусник.
То всё мне верзилось, ну, пусть. А это? Может, и это - тоже?
Ох, Марьяна. Пропала моя девочка. Ушла. Не от меня ушла - в туалет, что на станции, за углом в переходе, и нету, нету её... Я один сначала пел, потом сообразил - время! Сколько там ходить можно? Час простоял, как дурак, а было это вчера днём, около полудня, и вдруг Гела, толстая цыганка, что в той стороне с младенцем промышляет, мимо идёт, тапочками шаркает, и, не останавливаясь почти - так только, шарк помедленнее: 'Увели твою девочку, милый'.
Кто увёл? Как?
Кинулся... а её и следа нет. И Гела - куда только подевалась, толстоногая...
Белым днём Марьяна пропала. А вечером какие-то двое пришли. И сразу - в кухню, бутылку на стол.
- Тебе бы, - говорят, - выпить. Напиться, попросту.
Я их послал далеко. Напиться! Ни пить, ни есть не могу, а тут... Они, разумеется, по посылке не отправились, а завели разговор.
- Ну, мы и сами выпьем. А захочешь - присоединяйся.
И - как обошли меня, хотя на цыган не похожи. Один белый, пухлый, высокий - Балин почему-то. И Василей. Этот - обыкновенный дядька, я таких каждый день сотнями вижу, в толпе бы не узнал.
- Увели от тебя человека, - это Балин. - Ну, будем, да! Хех! Увели. Ты крещёный?
- Нет.
- А человек твой?
- Какой человек?
Тут они переглянулись.
- У тебя сегодня днём человек пропал?
- У меня жена пропала, - а сам чувствую, что ещё немного - и я кое-кого первым попавшимся под руку предметом...
- Тихо! По имени не называй! И женой не называй! Ну-ну. Значит, вернуть хочешь?
- Ваших рук дело? Зачем она вам?
- Не нам, - а это уже Василей. - А вернуть надо. Приходи сегодня ночью в наше место, там поговорим. В дому говорить об этом не будем.
- Куда приходить? Что с Ма...
- Тихо! - оба сразу, - тихо! И её имени не называй, дурак. И своего не говори.
Короче - поохали они, что оба мы не крещены, выпили ещё водки, а мне оставили пакетик, такие раньше в аптеках делали - из пергаментной бумажки, и сказали: что внутри - на ночь принять.
- Примешь, - Балин по руке похлопал, пальцы у него влажные оказались, - и спать вроде будешь, а мы как раз о деле и поговорим. Потому что так надо. А человека твоего вернём, вернём. Только ты приходи. Без тебя - зачем оно нам?
Ну, я и пришёл. Только они в калитку - а я за пакетик. Там как будто стеклянная капелька была, проглотил, не запивая, - и упал на месте.
Так показалось.
Но, наверное, и не упал, и до постели добрался, а уж в место встречи их угодил.
Вот же - и помню, что был там, и как будто не был, разве можно в таком месте быть: гнилью разит, и луна - как лампочка в холодильнике, то включится, то погаснет, у самого лица связка сухой костлявой рыбы - туда-сюда...
Три столба помню. Сеть, натянутую вокруг - с крупной ячеёй.. А в сети - чучело кота с одним глазом: лапы врастопырку, шерсть дыбом. И не один глаз целый, а один вообще. Кот-Циклоп.
А потом - спиной вперёд - вломился Балин, а за ним, в рубашке наизнанку - Василей. Ох, они меня и крыли - на все корки! Особенно Балин ругался, потому что сами они были ещё 'здесь', а я уже 'там', и пришлось им со всей возможной скоростью куда надо попадать, а это непросто.

А сейчас в пустом дому, в сером рассвете - ещё и красноты не прибавилось, лежу, отхожу от мути, а что прежде этой мути было - вспоминается с трудом.
Гости мои, бойцы-ловцы, умельцы, самоучки. Балин - по чудовищам: 'А что же, когда я их невооруженным глазом вижу!', а Василей - по морокам, шустрым, всякой прочей нечисти. На этих и глаз не вооружать, сами явятся и обведут, вот как Марьяну обвели.
Но об этом, кажется, мне кот рассказывал. Её голосом, я услышал - будто Марьяна поёт тихонько: 'Курсум.. перфи-и-цио', она песню такую разучивала, - рванулся и в сети запутался. Гляжу - это кот, только не чучело, а живой... Но глаз один, и смотреть в этот глаз - погибать, а Балин с Василеем под руки держат, и Василей тихо говорит: Маун это, кот-трава, усыпляет и расслабляет, в глаз не смотри, а слушать слушай.

'Ах, девушка! Здравствуй, девушка!
А я вовсе не девушка. Я замужняя. Дайте пройти.
Ах, здравствуй, милая! Пойдём со мной.
Вот ещё! Пустите!
Пойдём. Куда тебе одной идти?
Меня муж ждёт.
Никто не ждёт. Смотри, он и думать забыл. Смотри - поёт.
Я с ним пою, вместе.
Пойдём. Что он тебе? А я любить буду так, что певца своего и не вспомнишь. Слова обидного не скажу. На тебя одну стану глядеть. И петь будем вместе. Ах, как ты поёшь сладко - а я научу ещё слаще. Иди со мной.
Как голубые бусины у него глаза, зрачка не видно. Высокий, одет в чёрное. Рука - холодная. А день такой жаркий, душно так, а рука - холодная... Сёма, Сёмочка...'

Марьяна!
- Не кричи, не кричи, парень. Это не она, это Маун говорит. У твоей жены голоса уже нет. А скоро и души не будет. Всадник забрал её.
- Зачем? Какой ещё Всадник? Уберите кота!!!
'Сёмочка-а-а...'
- Всадник, - Василей поморщился, сгрёб кота за шкирку, швырнул на сеть. - Без головы. Дух такой. Голова у него, когда нужно, на месте... К молодым пристаёт. Уговаривает, обводит, отвозит к себе. Ты что, с женой ссорился? Обижал её?
- Нет. Не так, чтобы... Ну, женщина, знаете же... Свои капризы.
- Знаем. А теперь и ты вот знаешь. Обвёл её Всадник, пошла с ним. Да ещё как быстро обвёл!
- Ругались они, Василей, - проворчал Балин. - Я по глазам вижу. Молодые. Дураки. Теперь, Сёмочка, будет твоя по ночам ветром шуршать... или плакать ручьём где-нибудь.
- Зачем это? Как это?
- А кто ж его знает! - Балин крякнул, полез поправлять мигающую луну. - Будет. Если ты её завтра до захода солнца не найдёшь. Тут мы тебе поможем.
- Вы-то с чего помогать взялись?
- У нас со Всадником свои дела. А тебя душа живая пропала, нам Маун принёс весть, у него хоть и один глаз, видит, что надо... опа, теперь будет светить. Вот так.
- Слушай, парень, - Василей нагнулся близко, показал пустые ладони. - Мы тебе только поможем их увидеть. Всадник до срока угнанную душу по всем ветрам провозит. Отнять её непросто. Он тебе этих Марьян покажет и покажет. А твоё дело будет - живую узнать.
- Как?
- Откуда я знаю, - проворчал Василей. - У каждого своё, и приметы, и способ. Позовешь там, или за руку, или как. Откликнется, поймаешь - и тебе хорошо, и нам спокойнее, а со Всадником мы сами разберёмся.

И тут кот опять завёл что-то - то ли мявом петь пытался, то ли человеческим голосом. А потом принялись вокруг меня не то хоровод водить - втроём с котом, что ли? Не то в оба уха мне про чертей рассказывать, хоть я уже и не просил. А, может быть, мне приснилось это всё? Заодно с беременной Марьяной и топором?
- Марьянушка! Марьяна!
Нет. Не откинуто покрывало с её стороны. Увёл. Господи, живого человека увёл какой-то там дух! Наверное, я умом тронулся.

Мало проснуться, нужно ещё в постели сесть - ноги на пол, чтобы уже не отпустило. Дальше всё как-то само покатится. И покатилось: я даже чайник поставил, правда, он почти весь выкипел, пока я тупо в окно глядел.
Потом из угла вышел Балин и положил на стол карту.
- Вот тут у нас сегодня ветер, - сказал он, хмуря белые брови. - Восточный. Значит, ты по ветру и пойдёшь. Вот сюда.
- Как это - по ветру?
- Как по дороге, так и пойдёшь.
- Балин, я что - умер? Или с ума сошёл?
- Ты нечуй-ветер пил? Слёзку нашу глотал? Пойдёшь по ветрам, как по ровной дороге.
- Я не хочу. Страшно. Что со мной случилось?
Балин посмотрел пристально. Глаза белые, бесцветные, и брови, будто мукой припорошенные, и губы не красные, а серые, как у сердечника.
- Бывает, - сказал глухо. - Бывает. Луна так встанет, или съешь наговоренное. И начинает вокруг тот свет колобродить. Попал, никуда не денешься, но, может быть, ещё и поправим твои дела.
- А ты сам? - я не хотел спрашивать, язык мимо воли повернулся.
- И я сам, - ответил ловец чудовищ, - и я сам попал, и застрял, и ничего - живу ведь. Как все живут. Только половина там. Так смотри сюда, певец, сюда вот смотри...

Да смотрел я, смотрел! И вроде даже всё хорошо понимал, а как Балин карту свернул - поплыло. Какой-то дом, а площадь - вокзальная? Или Павших Карабинеров?
Нет, это точно - это площадь Семи Советников. Высотка - это же там. И я уже там. Или здесь.
Балин сказал - на крышу надо. С крыши увижу его. Отсюда - никак.
Закрылись дверцы, лифт поехал, двинул в диафрагму тошнотой.
Мыслей никаких. Только дрожь колотит. И опять подвалил тошнотой - приехали. Нет. Не последний этаж. Женщина вошла, в сером костюме. Улыбается, что-то говорит.
А что говорит - не пойму. Не слышу. Слышу, но она.... Не говорит. А потом молчит, только губы двигаются. И я ещё вижу - как у неё глаза съезжают в сторону... и отворачивается... и хорошо. Не могу я ни смотреть на вас, ни говорить с вами, люди добрые, тёплые... у меня-то руки как лёд.

Скрипит канат, гудит в шахте. Стоп. Последний. Штукатуркой пахнет. Ведро. Лестница железная, скобчатая - на крышу. А на самом краю крыши кот сидит. Одноглазый. Смотрит на меня, разинул пасть - зевает. Нет. Говорит.
'Иди за мной'. Вот у него всё с пастью наоборот, я его так хорошо понимаю, и вижу - он прямо через край ступает, а там лента какая-то, как на транспортёре. Маун стоит на ней, хвост пушит. Он-то лёгкий, ему что, а я?
'И ты лёгкий. Лови меня. А то не услышишь'.
И снова песню завёл, и потопал куда-то.
А мне на этой полосе стоять - и легко, и как-то странно так, будто я во сне полетать собрался. Но знаю, что не сплю, потому что во сне так не бывает - и тела не чувствуешь, и вообще.. Нет, не во сне я. Наверное, между. Как Балин говорил... И вижу, что кот Маун уже далеко убежал, не успею за ним, уже он просто точка на горизонте, над парком, над 'чёртовым колесом'.
И точка эта - растёт. Приближается.
И не кот это, а мотоцикл. Кто-то лихой едет по небу, по восточному ветру - на мотоцикле.
Да ещё и на каком!

-Марьяна!
Обернулись оба. Марьяна, радость моя, глаза мерцают - слезой, что ли, заволокло.. И этот - с седла не сошёл, ногой только с подножки в небо упёрся. Щиток от шлема сдвинул - а у самого и глаз будто нет, будто две дыры того же цвета, что и выцветший полдень. И рот - щелью, улыбочкой.
- Что ты там? Иди ко мне!
Не идёт. Смотрит так, будто ждёт ещё чего-то.
Что-то я забыл сказать?
Или...
Или у меня губы и слова расходятся, не сходятся, не прочесть... не услышать?
- Ну иди же ко мне, что ж ты так... Это же я!
Молчит. Только смотрит, а блеск этот, что я думал - слеза - он в глазах катается, но не проливается...
И вдруг она шаг делает - ко мне, а сама опять уже у мотоциклиста за спиной, но я же видел, что она ко мне шла!
- Марьяна!!!
Мотоцикл - рывком с места, а я-то не сойду, я на ветре стою, вправо-влево-не считается...
И рёвом, тяжестью, шипастой резиной - по колену, по руке, по груди. И всё кувырком.

Дядя Василей - рубашечка в клеточку:
- Да как же не она, дядя Василей! Я же видел...
- Мало ли, что видел. Полудённик это был.
- Кто?
- Полудённый бес. Солнце в голову, бес в глаза. Видишь, водой растёкся. А воды там никакой нет.
- Мираж...
- Ты не лежи. Время дорого. Где ты Всадника в последний раз видел?
- На площади... под Звездой...
И мы стоим под Звездой. Мало нам Солнца. И Василей, перед тем, как бросить меня под колёса Всадникова 'харлея', шепчет:
- В глаза гляди. У живого человека непрозрачные. У полудённика маревные, понял?
- Понял.

И опять: стой, Марьяна!
На этот раз Всадник на мне не споткнулся. Перелетел, остановил свой чёртов адский драндулет. Марьяну за плечи с седла поднял.
Посмотри на него, милая.
Я не хочу.
Нет, посмотри.
Надо что-то сильное сказать, я люблю тебя, что ли, но не помогает, не та Марьяна... или я не тот...
А всадник - он смеётся, голову снял, подмышкой зажал, и эта бесплечая голова в шлеме скалится, хихикает, свободной рукой вытирает вспотевший лоб.
Жарко. Воздушная полоса размякла, хватает подошвы. Но я уже понял! За руку её надо взять. Я к ней - она так и стоит, я ещё шаг - она не уходит, только смотрит жутко как-то. Будто неживая, будто глаза у неё остекленели и не двигаются. Но всё же не маревные, человеческие всё же, кажется.
И тут меня опять сминают, рвут пополам, вытаскивают.

- Что же ты, - бормочет Василей. Балин вытирает бледную кровь со щеки. - Надо было идти, не оборачиваясь, как шёл. А так он нас увидел...
- А если бы я её за руку взял?
Молчат оба.
- Ну?
- Нежить, - говорит Балин, с трудом говорит, видно, что ему нехорошо.
- И - что?
Молчат. И так всё ясно - сон вещий, торчать бы мне столбом на границе - ни живому, ни мёртвому.
- Значит, на живца ловите? Может, и Марьяну вы увели?
- Тихо, тихо! - ах, дядя Василей, злой да жилистый - одним пальчиком к месту прижал. - Тихо, глупый человек. Не твоё это дело. И не тебе решать. Ты о нём ничего не знаешь, подумаешь, человека твоего украли... Ты глаза не закатывай. Одни раз тебе остался. И нам, конечно, тоже. Ну, что - пойдёшь в третий раз?

И в третий раз: Марьяна!!!
А их - много. Со всех сторон - только Всадник один, а Марьян с ним - восемь... десять? И все на меня уставились, и у всех живые, человечьи глаза и все они...
Будто солнцем просвечены, насквозь.. или почти насквозь... до волоска.
Ну, и что теперь делать?! Что сказать?! Как ещё?!
Бежит время, как резиновая полоса - из-под ног. Каждая - она. Глядят, губы кусают, брови домиком... И в каждой насквозь - будто солнце в воде...
Кроме одной.
Что ж ты не сказала, Марьяна?!
И я уже ни на кого не смотрю, ни на Всадника, который кривит губы, ни на остальных его дев, я к своей бегу, потому что эта, в которой не солнце колышется, - эта уж точно моя...
И мне уже всё равно, что ухмыляющаяся голова Всадника летит в меня, клацая на лету зубами, и что наперерез откуда-то, разрывая ветер, вылетают, наконец-то, Балин и Василей, получившие своё. Уклоняюсь от головы, перепрыгиваю ловцов, бегу, бегу! Те Марьяны, ненастоящие, тянут длинные руки, шатаются, сыплются брызгами - кипятком, кипятком, и за спиной вдруг пузырём разбухает лиловый свет, но я уже успел, она уже совсем рядом. Рот перекошенный, глаза красные, щека вымазана чем-то тёмным, тени прыгают по лицу - это будто в пожаре мы с ней, будто в огне, но я теперь знаю, что делать.
И я хватаю её, и заталкиваю её - их обоих, - в тень плеч, спины, закрываю её... их - коленями и локтями, и затылком, по которому чиркает бритвенным крылом волна адского жара.
Но нам уже ничего не страшно.
Мы уже нашлись.
Прекращаю бег.

Отсюда
 

A1e)(

шта?
Кот в соборе

Шла обычная всенощная в Богоявленском соборе под воскресенье. Пропели «Хвалите», Святейший прочел Евангелие. Мы подошли к помазанию и ушли в алтарь. У самой стены в южной части алтаря за фанерной перегородкой было укромное место, где можно было незаметно посидеть, пока не было близко начальства, и два батюшки пошли туда, надеясь побыть в молчании и созерцании. Спокойно зашли и вдруг быстро выскочили обратно. Что случилось?

Какой-то бездомный кот, умудрившийся вырасти до взрослого состояния и остаться диким, забрел днем в священническое убежище отдохнуть, посидел там, а потом побоялся выйти, когда началась служба. Он-то и зашипел угрожающим рысьим шипом на соборных протоиереев. Они испугались, потом стали рассматривать, кто же там так страшно шипит. Кот был большого размера, коричнево-рыжий и, видать, свирепый.

Отец архимандрит Трифон сказал:

— Зовите отца Сергия, он вырос в деревне, пусть попробует его выгнать отсюда.

А я никогда в детстве не отличался любовью к ловле котов и никогда не имел желания подражать лермонтовскому Мцыри в его поединке. Но слово архимандрита надо выполнять.

Нашел какую-то тряпку потолще, подошел как можно ближе — и, надо заметить, в стихаре, не догадался даже его снять, — совершил бросок и хотел схватить зверя за спину. Кот разгадал мой маневр и в тот же самый миг резко прыгнул вперед мне под ноги. В моих руках оказался только хвост, и кот начал яростно освобождаться. Рядом стояли отец архимандрит Трифон, отец архидиакон Стефан и отец иподиакон, а может, тогда уже иеродиакон Агафодор, нынешний наместник Донского монастыря.

Я предупредил:

— Помогайте! Кот вырывается! Он сейчас уйдет!

Никто не среагировал и ближе не подошел. Боялись. Наконец кот вырвался, быстро и энергично начал пересекать пространство правой стороны алтаря, собираясь выскочить в южную боковую дверь. Выбранный маршрут кота проходил прямо под ногами о. Трифона, и тот вдруг сделал какой-то совершенно неестественный книксен, думая, что кот, накрытый архимандричьей рясой, потеряет направление, устрашится монашеской темноты, и мы его снова поймаем.

Не тут-то было. Кот нисколько не был смущен ни темнотой, ни рясой Его Высокопреподобия и, выскользнув, с прежней скоростью бежал по намеченному пути.

В это время началась ектения по третьей песни канона. И все бы обошлось, если бы не громадное зеркало, которое было встроено в дверцу шкафа для облачений. Оно было так чисто, так аккуратно протерто чьей-то заботливой тряпочкой, что кот, увидев отражение приоткрытой двери в зеркале, бросился в эту щель, чтобы выбежать из алтаря.

Раздался глухой стук — это кот врезался головой в зеркало. Его буквально отбросило метра на полтора назад. Кот понял, что отсюда через, так сказать, боковую дверь ему не уйти, и побежал к Царским вратам главного алтаря. В это время завершалась ектения и о. Николай Воробьев, ключарь Патриаршего собора, заканчивал говорить возглас по третьей песне канона. По уставу полагается повернуться в конце возгласа и поклониться Святейшему Патриарху, который в это время помазывал народ. Во время помазания Патриарх Пимен не глядел в сторону Царских врат. Но на возглас священника он как раз должен был поднять глаза и благословить его, как полагается по уставу.

Все совпало до секунды! Поклон священника, поднятый взор Патриарха и кот, пулей выскакивающий из Царских врат как раз в это мгновение.

Отцы впали в отчаяние и стали нещадно обвинять меня:

— Ну конечно, это все из-за тебя, это ты виноват, звероловец несчастный. Сейчас Патриарх будет в таком гневе, что достанется всем! Что делать?

— Надо упредить Святейшего, и как только он войдет в алтарь, сразу же просить у него прощения, он и смягчится, — сказал о. Агафодор.

— Кто ловил, тот пусть и кается, — отрезал о. архидиакон.

Отец Николай был печален и задумчив, он чувствовал, что гнева не избежать, а ему всегда больше всех попадало.

Я сказал:

— Отцы, не унывайте. Я с детства научен каяться, мне не составит труда взять весь гнев на себя, — выдержу. Как только Святейший войдет в алтарь, я к нему и подойду, вы не беспокойтесь.

Но, о достойное удивления смирение отца-ключаря! Он опередил меня. Я только подошел к Святейшему, а о. Николай уже сам начал говорить:

— Ваше Святейшество, простите! Это мы виноваты с этим диким котом. Никак не могли поймать, вот он и выбежал прямо на возглас.

Святейший, пребывая в умиротворенном состоянии духа, ничуть не разгневался. Он просто сказал:

— Это ничего. Кот — не собака, ему можно. Вот у моего предшественника, Патриарха Алексия, был случай. В какой-то большой праздник отворяются Царские врата, а откуда-то сбоку вдруг выходит красивый откормленный кот, хвост трубой, и медленно и торжественно шествует впереди Патриарха на литию. Кота отловили, привели к Святейшему, посадили на стул, и Святейший совершенно серьезно обратился к коту: «Кот, а кот! Что же ты, Устава не знаешь?! Разве можно выходить на литию впереди Патриарха? Ты должен выходить позади всех, после протоиереев и иереев. Чтобы этого больше не повторялось». Все вокруг смеялись, но так и не поняли, усвоил кот урок литургики или нет.

Тем и закончилось это маленькое событие. Но не меньше дикого кота мне запомнилось самоотверженное смирение соборного отца-ключаря, доброго отца Николая.

Отсюда.
Протоиерей Сергий Правдолюбов
 

A1e)(

шта?
«2011» – сообщения РИА Новости из будущего года. Футурологический русский роман-телетайп.
События из жизни РФ в 2011 году в зеркале сообщений государственного информационного агентства РИА Новости
Роман может быть прочитан по-разному: целиком и лишь по заголовкам сообщений. Не исключено, что его восприятие от этого не изменится.

Январь
01.01.2011. 12:20
Людмила Алексеева обвиняет участников несанкционированного шествия 31 декабря в нарушении договоренностей
Попытка провести несанкционированное шествие по Тверской 31 декабря закончились масштабными задержаниями. Задержано 182 человека, в настоящий момент под стражей остаются около 50. Остальные после проведения формальных процедур отпущены по домам.
Эдуард Лимонов, задержанный с несколькими сторонниками из числа членов НБП за попытку сжечь Чучело Российской Власти на Васильевском спуске, находится в ИВС УВД Тверская. Суд по его делу назначен на 5 января.
Напомним, лидер Партии народной свободы Борис Немцов анонсировал проведение шествие по Тверской улице на первом согласованном митинге несогласных 31-го октября 2010 года. В ходе состоявшихся в последних числах декабря переговоров мэрии с заявителями очередной акции «несогласных» – Людмилой Алексеевой и Борисом Немцовым – было достигнуто соглашение о проведении в декабре только митинга в виду предпраздничной обстановки. Как сообщила Людмила Алексеева, в мэрии заверили, что готовы вернуться к рассмотрению вопроса о шествия в преддверии 31-го января.

02.01.2011. 13:38
Владимир Путин занимается проблемами Олимпиады в Сочи
Об этом сообщил пресс-секретарь премьера Д.Песков. По его словам Владимир Путин сочетает новогодний отдых с подготовкой Красной Поляны к зимней олимпиаде.
03.01.2011. 11:15
Взорван памятник генералу Ермолову
.............................................
Кому интересно, берите ОТСЮДА.
 

A1e)(

шта?
Юбилей Юрия Антонова

На днях посмотрел концерт, посвящённый Юбилею Юрия Антонова по Первому. Сам я не являюсь фанатом настолько, чтобы знать все песни, ходить на концерты, покупать диски. Как любой пост-советский человек, я знаю "всего лишь" 15-20 его песен))) В особенное возбуждение меня приводит начало песни "Под крышей дома твоего": "Мы все спешииим за чюююдесаами" - автор расписывается сразу за всех, да ещё такой фразой, которая подходит под любую жизненную ситуацию))))

Концерт вышел неплохой. Проходил он в небольшом зальчике, без каких-то звёздных замахов, в рамках программы "Достояние Республики". В зале среди простой публики, а также среди эстрадной публики не было каких-то левых кретинов, которые припёрлись поторговать физиономией или толкнуть пышную пустую телегу по поводу юбиляра. В этом плане немного напрягла, может быть, Валерия, но не из-за пения, а из-за того, что в последнее время любое её появление в поле зрения воспринимается как пиар, уж больно много её стало. Из исполнявших песни больше всего понравилась обработка Агутина: он сделал латиноамериканскую версию песни "20 лет спустя".
Но конечно же, больше всего интереса представлял юбиляр. Антонов вообще очень своеобразный человек. Что меня подкупает, он без всякого кокетства признаётся в том, что любовная муза его никогда не посещала, и все песни являются результатом долгой и тщательной работы. Лично мне это очень понятно и близко, и надеюсь, что когда-нибудь это принесёт какие-то дивиденды, хоть в половину антоновских, ха-ха)))
Дибров рассказал байку о том, что российская музыкальная тусовка с трепетом ждёт, когда Антонов откроет свой стол, в котором лежат 200 неизданных, новых песен, потому что после этого события российским (недо)композиторам больше нечего будет делать. И Антонов сам подтвердил, что у него много материала, который он готов выпустить. Это очень интересная тема - что произойдёт, когда Антонов возьмётся за выпуск нового альбома! С одной стороны, Антонова чаще всего слушают, ностальгируя. Для многих людей это в первую очередь музыка, связанная с молодостью, а уже потом хорошая музыка. С другой - это хорошая музыка! И, конечно же, её будут скупать тоннами! Но сможет ли Антонов конкурировать с современными артистами в глазах массового слушателя? Разумеется, дерьмовые трёхнотные колядки российской низкопробной попсы никуда не денутся, ведь на них есть спрос, и уже готов, и работает, механизм засирания этими колядками мозгов и душ серьёзно отупевшего населения. Кроме того, Антонов не обладает демонической или педерастической внешностью, и не трахает кого попало, включая чужих жён. Он всего лишь хороший музыкант со вкусом на хорошие тексты песен. Сможет ли Антонов повлиять на культуру слушателя?
Одно ясно: под нашу подгнившую эстраду он подстраиваться не будет. Не являясь ни музыкальным гением, ни чванливой звиздой, Антонов совершенно лишён корявого эстрадного пафоса. Что для него важно - он сам построил свой дом, в то время как размалёванным силиконовым нелепостям толпы таджиков отстраивают дворцы, он сам создаёт музыкальную студию, по уверению самого Антонова, не хуже чем в Европе. Когда на концерте разговор зашёл о новом альбоме и публика загудела, дескать, "просим! просим!", Антонов так и ответил: "Подождите, ребята, пару шнуров допаяю в студии..." Как-то по-бытовому это выглядит, не вяжется с представлением о звезде, о публичной личности, даже как-то мелочно... Может быть, мы просто уже отвыкли от чего-либо настоящего, простого? Настоящего слишком много в обычной жизни, надоело, дайте нам фантазий, сказочных образов, забейте нам уши, залепите глаза, а нос мы сами зажмём, чтоб совсем забыть, чем нас потчуют. Но Антонов, он именно такой - простой и настоящий. И, может быть, если мы сможем оценить его простоту и настоящесть, то настоящесть нашей обычной жизни станет не только сноснее, но и приятнее.


Прекрасный вечер, сэр!

Не знаю, может быть это просто старпёрство=) Но, если так, то это старпёрство, от которого я не собираюсь отказываться. Я стар для распивания портвейна в подворотне.
Итак, 9-го, во вторник, я был ангажирован в обновлённый клуб Мод на концерт группы МадамЖарли. Я уже посещал концерт команды, когда она была трио, был весьма впечатлён, подсел на их музыку не по-децке. А тут они доукомплектовались клавишником и вторым гитаристом, правда, не знаю, зачем. Короче, пошли мы в Мод.
Мод существенно изменился. Не то чтобы "мод уже не тот", он попросту стал хуже! Исчезла какая-то домашнесть и уют, как-то всё неудобно.. Вентиляция, несмотря на наличие венткороба под потолком, вообще не пашет, дышать практически нечем. Публика стала куда менее яркой. Всего в клубе провели час-полтора, в это время были замечены всего две ярких личности, остальные - совершенно обычные подростки по одежде, никакого самовыражения. Не то чтобы я был как Сергей Зверев, но вспоминая старый Мод...
Зашли в зал, взяли по чаю и тут выяснилось, что перед индирокерами МадамЖарли выступают дэткоровцы Sion! Приятная новость, хотя связка крайне странная.
Sion выступили на ура! Мощные ребята, играют круто! Вокалист мегапозитивный, кроме того, так как Sion - христианская группа, между песнями вкратце рассказывал, что песни - о Боге, не стесняясь явно неверующей публики. Тем не менее, он подбирал такие слова, что это вовсе не было каким-то зомбированием или вербовкой какой-то. Всё было очень по-дружественному и по-свойски. Кроме того он как дэтовый вокалист - очень силён! К сожалению, в Моде звук полнейшее дерьмо из-за кирпичных, ничем не обитых стен и сводчатого потолка. Но впечатление о группе осталось очень хорошее!

Следующими вылезли МадамЖарли, без клавишника, но со вторым гитаристом. В отличие от певца-проповедника, в вокаллера МЖ, такое ощущение, что вселился бес: со сцены полились потоки нищенского, дерьмового мата, которому не было конца, смысл которого сводился к "сделай монитор погромче" итд. Шандец, я себя ощутил на свалке бомжей и никакого желания больше находиться там у меня не было. Но я всё же проторчал там песни 3-4, прежде чем убедился, что и на МЖ с их более лёгким звуком никакого звучания не было, сплошная каша. Усугубляла кашу вторая гитара, которая вообще-то МЖ на хрен не нужна. Убедившись, что делать там больше нечего, я свалил. Блин, даже вспоминать отвратительно.

Психология неудачника

Как она складывается?
Допустим, поступаешь ты на работу, к которой относишься нейтрально - и не любишь, и не ненавидишь, но что-то умеешь. И, допустим, на этой работе начальник не то чтобы злобарь, но эмоционально реагирует на ошибки.
Ты начинаешь работать и где-то ошибаешься. Огребаешь от начальника. Правишь ошибки. В следующий раз снова где-то ошибаешься. Огребаешь. Пропитываешься мнением, что, как бы ты ни работал, ты всё равно огребёшь. Из-за этого работать начинаешь спустя рукава, потому что всё равно огребёшь, и допускаешь из-за этого ошибки, и огребаешь из-за них. Из-за того, что сформировался такой порочный круг, руководство намекает, что ты недостоин должности, которую занимаешь. И, разумеется, недостоин премии. Постоянные огребания и ошибки убеждают, что руководство действительно право. К тому времени работа из нейтральной превращается в ненавистную. И расцветает пышным цветом комплекс неполноценности, который мешает сменить работу на новую - кому нужен такой отстойный спец? Комплекс неполноценности заставляет хвататься за ненавистную работу, пока тебя самого не уволят.
Вуаля, ты - неудачник! Между тем, эту адскую ловушку легко разбить: проанализировать, чем ты любишь заниматься в жизни и бросить осточертевшую работу=)

ritmo_de_brasil
 

Salo

Статист I степени
Снежная сказка

А на улице уже стемнело. Запотевшее толстое стекло туманно и разноцветно мерцало. Она стала рисовать на нём пальчиком диковинные цветы, снежинки, улыбки, и они тут же заполнялись сверкающими огоньками вечернего города. Ярко и призрачно...Сказка. У неё всё равно будет сказка.

Она вернулась к делам. Ей надо было подсчитать всё до копейки, пока не было покупателей. Её магазинчик был такой крохотный, а прибыль с каждым месяцем так падала, что держать персонал не было ниакой ни выгоды, ни возможности. Не магазинчик - так, лавчонка.

Она и мыла всё сама, и товар закупала, и продавала...а многое из безделушек сама и делала по ночам. И всё равно неуклонно падала прибыль.

Ничего, думала она, надо верить и всё получится. И верила. Как и в то, что встретит его - единственного, неповторимого, на всю жизнь. И встретила ведь, встретила.

При этой мысли у неё сильно забилось сердце, она схватила какой-то чек, оставленный покупателями и среди названия товаров и цен написала:

Ветер встречный.
звёздно. Вечер.
ты придёшь пешком,
замёрзший. Встречу, встречу, встречу...

Он должен был сегодня прийти. Они давно, несколько месяцев назад, познакомились в интернете. А где же ещё в наше время можно познакомиться с порядочным мужчиной? И с тех пор у неё в сердце поселилась сказка....

И всюду посреди чеков и товаров были написаны стихи. А иногда и на чеках, и на товарах. И они стали переписываться стихами. И послали друг другу фотографии. И оказались такими, как и ожидали.
А сегодня он должен к ней прийти. В первый раз. И она так ждала...

Вот - очень важно верить. Тогда всё сбывается.

И из печальных этих цифирок и чисел, разрушающих её мечту она обязательно выкрутиться - обязательно.
Дверь распахнулась, вошли покупатели.

Забежали две девчушки,
накупили разной чуши. -

Это она с кассой разговаривала. Она долго боялась кассы, пока не научилась относится к ней приятельски, даже дружески. И касса сразу ответила ей взаимностью и перестала выкидывать свои фортеля. А до того - ой! То чек выбьет на 10 тысяч вместо 10 рублей...то отказывается работать совсем. А уж с кодами этими - совсем маята.

Знаешь, он придёт сегодня -
Я так рада! ты довольна?.

двести двадцать два рубля -
сказочная прибыль,бля...

вот пришёл клиент солидный
спички он купил. Обидно...

покупает соску мама
ну и манны килограммы


Магазинчик лишь на секунду опустел, когда она, глянув на стекло, изрисованное снежинками, подумала: - Хорошо бы, пошёл настоящий снег...

И тут...

Нет, снег не пошёл. Просто всё зазвенело тысячью хрустальных колокольчиков...а может быть, сосулек - это ведь зимняя сказка. Мир заблестел, засверкал разноцветнаыми огоньками. А посреди этого блестящего мира стоял он на пороге её магазинчика, в тёплом пальто и пушистом шарфе.

И улыбался.

- Здравствуй!

Он подошёл, она не отрывала глаз от его улыбающегося лица, и сама улыбалась - неудержимо, счастливо - так, как никогда в жизни...

Осмотрев витрины, он протянул ей деньги, попросив две сдобные булочки. Она, подхватывая игру, продолжая радостно улыбаться, обслужила его - своего лучшего на свете покупателя - и сдачу положила на прилавок, сказав традиционное "Спасибо за покупку!" так, как будто пропела арию Снегурочки.

Он положил сдачу во внутренний карман и тут же протянул ей что-то в руке.

Она взглянула.

На его ладони лежало раскрытое удостоверение налогового инспектора, с именем-отчеством и фамилией и фотографией - красивого и строгого, в тёмном костюме и дорогом галстуке.

- Контрольная закупка, - нежно прозвучал его ясный голос. - Снимайте зет-отчёт.

Она повернулась к кассе. Руки дрожали. А касса не слушалась. "Ну что ты, миленькая, - шептала она ей - Пожалуйста. ....Чек. Я забыла выбить чек на его покупку."

Касса не слушалась. Она как будто взбунтовалась, не поддаваясь. "Мне очень нужно, родная, прошу. Не предавай. ...Чек.
Ну, давай. Мы ведь с тобой друзья, мы как сёстры, как братья....Как Чук и Гек. Чек


И тут касса начала печатать. Долго-долго...


-Звёзды - крошки на твоей ладошке
Что мне целый мир, когда есть ты
Ждал тебя всю жизнь - совсем немножко
И твои морщинки мне дороже,
чем бриллианты миссис красоты.


Росы звенят в твоих глазах
Руки твои сберегут от бед
Я - всемогущ, я даже - всевед,
Если рука твоя на моих губах.


- мне бы тебя согревать хотелось
всей своей я , всей женскою сущностью,
и на метле мне вдруг пролетелось
от беззащитности - для важности пущей.

мне бы тебя во всём слушать и слушаться
спрячешь меня за пазуху, ладно?
мне у тебя на груди так отрадно,
что суета вся сама отшелУшится


-Небо. земля под ногами. И лужицы.
Я пронесу тебя - ног не замочишь.
Мир для тебя весь кружится и крУжится.
Всё потому, что люблю тебя очень..................



Они вдвоём держали эту длинную ленту зет-отчёта, в конце которого была, как и положено, проведена черта и указана общая сумма

00.00

Они сжимали руками ленту - он левою, она правою и молчали. И чувствовали, как сжимается весь мир, всё пространство вокруг. До нуля.
И толстое стекло окна маленького магазинчика не выдержало, лопнуло почти беззвучно.

Потянуло холодом. они взглянули на улицу и увидели, что с неба падает снег. Сотни тысяч настоящих колючих и холодных снежинок. И шагнули туда, прямо через окно.

Вы когда-нибудь пробовали ловить вдвоём одну снежинку губами?...

Я - нет, к сожалению.
Однажды один бывший журналист(или - настоящий, не знаю) сказал мне, что на некоторые темы можно писать, что хочешь. Вот мне и подумалось, что тема любви - как раз такая. И я написала эту сказку...

Хотя я и не журналист. Да и магазинчика у меня нет.И к налоговой инспекции не имею отношения, конечно. Я даже не знаю - есть ли такая опера - "Снегурочка" А какая разница? Я ведь всё это выдумала - сказку эту.

У которой очень счастливый конец, думаю я, глядя на этих двоих, уходящих под самым настоящим сыплющемся снегом...

elenaanufrieva
 

Salo

Статист I степени
Уставшая ворона

На окраину города к заброшенному мосту, что раскинулся над болотом, прилетели ласточки. Они проделали огромный путь из Африки, где пережидали суровую зиму.
-- Не отставайте, скоро долетим! – крикнула самая старая ласточка двум отставшим, и те изо всех сил попытались ее догнать.
-- Вот он, наш старый мост! – сказала другая птица, и все дружно закружили над ним, медленно рассаживаясь.
Погода была солнечная, дул слабый ветерок, и на небе не было ни единого облачка. Неподалеку росли сады, и на плодовых деревьях, наполняя округу ароматом, распускались цветы.

Старая ласточка умастилась на ограждение моста, чтобы передохнуть, по разные сторона от нее расселись и другие птицы.
-- Ну вот мы и дома! – произнесла она.
-- Наконец, добрались, а впереди еще столько дел, надо построить новые и отремонтировать старые гнезда, – добавила другая ласточка.
-- Передохнем и начнем, – сказала старая птица.
Молодые птицы продолжали кружиться в воздухе, радуясь и возвещая начало весны.
Мимо этих мест пролетала ворона. Она возвращалась от своей подруги, у которой гостила, и, увидев ласточек, решила с ними пообщаться. Ворона приземлилась рядом с самой старой ласточкой, вздохнула и сказала:
-- Как же я устала.
-- Вы должно быть совершили большой перелет? – поинтересовалась ласточка.
-- О да! Где я сегодня только не была. Рано утром летала в лес, у меня там родня, так заболталась, что совершенно позабыла про обещание навестить подругу. Потом отправилась к ней, мы так долго вспоминали нашу молодость и столько всего вкусного съели, аж кажется, будто я поправилась. А теперь путь держу к голубю, он пообещал мне подарить красную бусинку, а я так люблю все блестящее, что, несмотря на усталость, все равно полечу.
-- Мы тоже очень устали, сегодня вернулись домой, а еще столько надо успеть.
-- Вы, наверное, летали на какой-нибудь праздник или в гости. Вон как кружатся остальные и песенки поют. Я вот на той неделе побывала на дне рождения у совы. Сколько мне пришлось пролететь, вы даже не можете себе представить. Я летела через весь город, потом через три поля и два поселка. Как же меня вымотала дорога, но зато гуляли всю ночь. Сова была так любезна, что специально для меня припасла пару грецких орехов - это мое самое любимое лакомство.
-- Нет, мы на зимовку улетали, а теперь вернулись и собираемся обживаться заново.
-- Как это прекрасно всю зиму провести где-то, а то знаете, меня угнетают черные деревья, на которых ни листочка. Хотя я бы на вашем месте вернулась раньше, чтобы не обживаться заново.
-- Мы не можем возвращаться раньше. Так распорядилась сама природа. Много лет, как мы весной прилетаем, а осенью улетаем. У нас два дома.
-- Здорово! Может и мне сделать себе еще один дом около леса, а то ведь пока туда доберешься, так и не захочешь возвращаться.
Тем временем молодые ласточки принялись строить гнезда. Птицы то и дело летали к болоту и обратно.
-- Когда-то я была молодая и совсем не уставала, а сейчас добралась до родных мест и не могу найти сил, чтобы отремонтировать свое гнездышко. Великий перелет с годами дается все труднее. – С горечью произнесла старая ласточка.
-- Передохните еще не много. Я вот тоже мотаюсь туда-сюда, но к вечеру нахожу в себе силы подразнить соседского кота. А куда это вы на зимовку летаете, может и мне с вами махнуть?
-- Второй дом у нас далеко-далеко, в Африке. Там всегда тепло и все совершенно другое: деревья, травы, цветы и даже люди. Если вы хотите, мы можем взять вас с собой, но дорога дальняя и лежит через, реки, моря и горы.
Ворона подумала, что ласточка ее обманывает, чтобы та с ними не летела и оскорбилась. Да и откуда ей было знать, что такое Африка, ведь всю свою жизнь она провела в пределах города и его окрестностях.
-- Честно признаться, не имею представления, где находится город с названием Африка, но вы не подумайте, что я слабая птица. Мне доводилось побывать у озера, что за лесом, – сказала ворона и нахохлилась.
-- Это не город, это огромный остров, на котором находятся миллионы городов и множество стран, – сказала старая ласточка.
-- Прошу меня извинить, совсем я заболталась с вами, но мне пора. Меня ждут, – вдруг обижено произнесла ворона.
Птицы попрощались. Ворона отправилась в путь. Она никак не могла успокоиться и налету размышляла вслух:
-- Странные птицы. Из Африки они прилетели, подумаешь даль какая. Я просто уверена, что этот остров на озере. Надо будет туда слетать, когда нечего будет делать. Хотя может они и в самом деле из другого города… Устали они после великого перелета, подумать только, у меня каждую неделю великий перелет. Слетали бы они, как я.
На этих словах ворона замолчала, ведь бусинка, обещанная голубем, не могла выйти из ее головы.
А старая ласточка даже ничего не подумала о вороне ни плохого, ни хорошего, она принялась обустраивать свое жилище и только этим и была увлечена.
© Copyright: Андрей Суханов
 

Salo

Статист I степени
Ужасная смерть гражданина. Драматическая пьеса

Грязные улицы города. Над трущобами возвышаются блистательные небоскребы. Шестерки стоят в плотной пробке. Мерседесы едут во встречной.
Из трамвая, трусливо озираясь, выходит гражданин. К нему вразвалочку подходит вальяжный милиционер.
Милиционер (нарочито вежливо): Здравия желаю! Майор Сидоренко. Ваши документы, пожалуйста.
Гражданин (торопливо лезет в карман за паспортом): Здравствуйте, а в чем, собственно, дело?
Милиционер (бьет гражданина дубинкой по голове): Поговори еще, на!
Гражданин (жалобно): Ай, больно! Да, как вы смеете? Вы же живете на наши налоги!
Милиционер (бьет гражданина дубинкой по голове, злобно): Ха! Ха! Ха! Я с ваших налогов получаю 15 тыс. рублей, на. А остальные 45 тысяч я сам зарабатываю, на. Чистопредпринимательской деятельностью, на.
Милиционер выхватывает у гражданина паспорт.
Гражданин: Ай, больно! Какой еще такой предпринимательской деятельностью?
Милиционер (бьет гражданина дубинкой по голове): Вот, например, паспортами торгую, на. Не хочешь, кстати, купить свой паспорт, на?
Гражданин: Ай, больно! Нет, не хочу.

Милиционер (рвет паспорт и бросает клочки на землю, бьет гражданина дубинкой по голове): Ну, раз у тебя нет паспорта, то придется тебя задержать для выяснения, посадить в обезьянник и жестоко пытать всю ночь, на.
Гражданин: Ай, больно! Не хочу в обезьянник! Послушайте, но ведь 15-то тысяч вы получаете из моих налогов. Имею я право получить за них хоть какой-нибудь сервис?
Милиционер (бьет гражданина дубинкой по голове): Имеешь, на. Вот я с тобой 15 секунд вежливо здоровался, это был сервис. А потом уж извини, на. 45 секунд занимался чистопредпринимательской деятельность, на. Жить-то на что-то надо, на.

Милиционер заламывает гражданину руку и тащит его в милицейский автобус.
В автобусе. Униженный и обмочившийся гражданин горько плачет от стыда. Милиционер бьет его дубинкой по голове и цинично хохочет.

Милиционер (садистски ухмыляясь): А сейчас я тебя раздену, на. К окну поставлю, на. И изнасилую, на!
Гражданин (возмущенно): Безобразие! Я буду жаловаться министру!
Милиционер (цинично): Да хоть сейчас, на.

Милиционер достает из кармана гражданина телефон, набирает министра внутренних дел, передает трубку гражданину. Гражданин хватает трубку. Длинная пауза по системе Станиславского.

Гражданин (суетливо): Господин, ой, товарищ министр! Меня ваш сотрудник бьет!
Министр (участливо): Сочувствую, товарищ гражданин! Надеюсь, что не очень больно.
Гражданин (торопливо): Очень! Очень!
Гражданин рыдает и сморкается.
Министр (солидно): Ну тогда еще больше вам сочувствую. Пора уже нам, товарищи, браться за наведение порядка в наших рядах.
Гражданин (суетливо): Пора! Пора!
Министр (солидно): Смотрит на свои часы за €100 000. Ну все. Я должен идти на правительство.
Гражданин (суетливо сморкаясь): Как же так! Вы же живете на наши налоги!
Министр (злобно): Ха! Ха! Ха! В моем жаловании ваших налогов 2%. Кстати, в основном это деньги нефтегазовых госмонополий. Поэтому 58 секунд из минуты я должен тратить на свою подпольную частнопредпринимательскую деятельность. 1.5 секунды – на государственный бизнес. А на граждан у меня остается только полсекунды. Так что, до свидания.
Гражданин (возмущенно): Безобразие! Я буду жаловаться депутату!
Министр (цинично): Да хоть сейчас, на.

Министр нажимает кнопку, гражданина соединяют с депутатом. Милиционер бьет гражданина дубинкой по голове. Длинная пауза по системе Станиславского.

Депутат: Слушаю тебя, быдлоизбиратель.
Гражданин (бьется в истерике): Хам! Я же за вас голосовал! Меня мент бьет! Меня чиновники не защищают! Я как ваш избиратель требую…
Депутат (злобно): Ха! Ха! Ха! Голосовал ты так, как тебя по телевизору зазомбировали. Да, кстати, еще и не факт, что голосовал ты за меня. Вон сколько процентов фальсифицировать приходится. А депутатом меня назначили!
Гражданин: А кто же вас депутатом назначил?
Депутат: Исполнительная власть, конечно. Так что больше времени у меня на тебя нет. Нужно идти в Думу. Голосовать, за новый закон.
Гражданин: Какой еще закон?
Депутат: Закон о праве ментов вышибать калым с быдлограждан.
Гражданин: Какой кошмар! Кто же выдумал такое?
Депутат: Да вот, министр внутренних дел законопроект прислал. Да мне самому как-то неловко. Но ничего не могу поделать. Против начальства не попрешь. Ведь оно позволяет мне крышевать бизнес и отнимать у него много денег!
Гражданин: Безобразие! Я буду жаловаться в СМИ!
Депутат (цинично): Да хоть сейчас.

Депутат соединяет гражданина с начальником государственного телевидения. Милиционер бьет гражданина дубинкой по голове. Длинная пауза по системе Станиславского.

Начальник телевидения: Здравствуй, дорогой быдлотелезритель!
Гражданин (с надеждой в голосе): Здравствуй, дорогая редакция! Караул! Менты грабят, министры бизнесом занимаются, депутаты антинародные законы принимают!
Начальник телевидения (патетически): О, ужас! Куда катится страна!
Гражданин (обрадовано): Вот-вот! Да-да!
Начальник телевидения (с нарочитым удивлением): А от меня-то вы чего хотите, дорогой быдлотелезритель?
Гражданин (суетливо): Немедленно расскажите про это по телевизору!
Начальник телевидения (удивленно): А зачем это мне надо?
Гражданин (неуверенно): Будет высокий рейтинг…
Начальник телевидения (скептически): И что?
Гражданин (растерянно): Заработаете много денег от рекламы…
Начальник телевидения (злобно): Ваши рекламные деньги – это моей любовнице на капучино. А так мне власти платят, напрямую, из бюджета. Который от нефти, сам понимаешь. Ну и по мелочи –проплаченные интервью, скрытая реклама, то, другое.
Гражданин (растерянно): И что все это значит?
Начальник телевидения: Пожалуй, я расскажу, каким ты был хорошим в детстве. Секунд за 20. А потом 40 секунд буду поливать тебя помоями за нападение на милиционера.
Гражданин: Безобразие! Я буду жаловаться президенту!
Начальник телевидения (цинично): Да хоть сейчас.

Начальник телевидения соединяет гражданина с президентом. Милиционер бьет гражданина дубинкой по голове. Длинная пауза по системе Станиславского.

Гражданин (с недоверием): Президент?
Президент: Президент. Самый настоящий. А что есть сомнения?
Гражданин (неуверенно): Да нет. Практически никаких.
Президент (акцентируя каждое слово): Читал «Интернет». Много думал. Я, кстати, постоянно в "Интернете" сижу, в топе Яндекса. Работа такая. Так вот. Пора уже нам модернизировать страну! Идти вперед!
Гражданин (возбужденно): Да-да! Менты законы нарушают! Чиновники бизнесом занимаются! Депутаты исполнительной властью назначаются! СМИ клевещут!
Президент (скептически): Баян. А вообще, нужно нам развивать гражданское общество, обязательно. Без этого у страны нет будущего. Сейчас пост про это наговорю, кстати.
Гражданин (обреченно): Сколько секунд из минуты я оплатил вам своими налогами?
Президент (злобно): Где-то с миллисекунду.
Гражданин (заупокойно): Кто вас назначил?
Президент (с удивлением): Премьер-министр, конечно.
Гражданин (безнадежно): Безобразие! Я буду жаловаться премьер-министру!
Президент (цинично): Да хоть сейчас.

Президент соединяет гражданина с премьер-министром. Милиционер бьет гражданина дубинкой по голове. Длинная пауза по системе Станиславского.

Премьер-министр (жестко): Так. По делу. Пахать надо. А не болтать как бабы базарные.
Гражданин (деловито): Буду краток! Сколько долей миллисекунды я вам оплатил налогами?
Премьер-министр (молниеносно): А вы что, налоги платите?
Гражданин (смущенно): Немного. Я больше в конверте зарплату получаю.
Премьер-министр (деловито): Еще вопросы есть?
Гражданин (безнадежно): Есть. Кто вас назначил?
Премьер-министр (с ухмылкой): Бывший президент, конечно.
Гражданин: А его?
Премьер-министр: Бывший-бывший президент.
Гражданин: А что случилось с бывшим-бывшим президентом?
Премьер-министр (с улыбкой): Он умер.
Гражданин (истерически кричит): Безобразие! Я буду жаловаться богу!
Президент (цинично): Да хоть сейчас.

Президент соединяет гражданина с богом. Милиционер бьет гражданина дубинкой по голове. Длинная пауза по системе Станиславского.

Гражданин (страстно, с дрожью в голосе): Господи, этот мир несовершенен!
Бог (солидно): Воистину, сын Мой.
Гражданин (воздев руки, патетически): Все в руках Твоих, Господи! Сделай же что-нибудь для детей Своих!
Бог (поучительно): Все в руках Моих, сын мой, истинно говорю тебе. Да вот только церкви-то все больше из бюджета жертвуют.
Гражданин (склонив голову на грудь, обреченно): Я тоже однажды свечку покупал…

Длинная пауза по системе Станиславского. Милиционер отнимает у гражданина телефон. Гражданин покорно раздевается и встает лицом к окну. Милиционер начинает жестоко избивать его ногами и дубинкой, громко пыхтя и кряхтя. Гражданин жалобно попискивает глядя в окно.

За окном бредет быдло с бутылками в руках, трусливо отворачиваясь от автобуса. За быдлом семенят либерасты – шакалить у посольств. За ними скачут оборотни в погонах, кусая в горло отбившихся. За ними шествует марш гламурных немецко-русско фашистов в модных ботинках. Дальше следуют совки с красными хоругвями, иконами Сталина и Родины-Матери. Проезжает парад ржавых атомных бомб. За ними бегут, пританцовывая, ликующие нашисты. Вдоль стенки крадутся изумленные иностранные журналисты. Юные пролетарии в одежде британских скинхедов казнят группу таджикских детей. Офисный планктон едет на бизнес-ланч в кредитных иномарках. Его вдогонку пугают злобные чеченцы криками «Аллаху Акбар». Бизнесмены со взятками в кожаных портфелях догоняют чиновников, чтобы успеть первыми. Наркоманы колются грязными иглами. Родноверы в белых рубахах прыгают над костром. Имперцы в лаптях жгут вышиванки. Блогеры крутят головой и радостно строчат блоги.

Раздается страшный предсмертный крик. Автобус обагряется кровью. Медленно гаснет свет.

Конец.

[info]muacre
 

Salo

Статист I степени
МУЖСКОЙ МАНИФЕСТ

Бытует мнение, что мужчины олицетворяют собою разрушительную, негативную стихию, а женщины - позитивно-конструктивную. Две американские умницы - Ч. Бенард и Э.Шлаффер в своей книге "Без нас вы ничто" (М., "Панорама", 1993г.) пишут: "Если детям дать по коробке со строительными кубиками, то мальчики будут строить башни. А девочки будут строить дома. . . Мальчики строили возвышающиеся структуры и башни, чтобы к концу игры иметь возможность их разрушить. Девочки строили защищающие помещения, и радовались своему творению, и оставляли его до конца игры".
Далее читаем: "Мальчики предпочитали рассказывать о приключениях, героях, о боях и триумфах - и почти всегда заканчивали историю плохо. Сначала был ощутимый подъём, причём герой всё больше и больше переживал триумфы и в конце концов поднимался на самую вершину, чтобы затем сорваться вниз с крутого склона".
В историях же девочек "главное действующее лицо сталкивалось с целым рядом трудностей, которые оно преодолевало, чтобы в конце обрести счастье". Наши "аналитики" приводят кучу примеров мужских измен, когда годами построенное счастье в единочасье разрушалось и заявляют, что "после того, как мужчина построил для себя великолепную башню, им овладевает непреодолимое желание развалить её". Типа, мужчины вообще не умеют ничего строить, они только рушат. Наверное, более точной формулировкой мысли авторов была бы идея, что мужская способность к разрушению значительно превалирует над умением строить. У мужчин вообще "аллергия к счастью": "отождествление счастья с неволей - это специфически мужское состояние. . . Только нанося ущерб, разрушая, причиняя страдания и боль, многие мужчины чувствуют себя свободными и деятельными. . . Мужчины чувствуют себя пленниками не только в скучном браке или в мещанском особняке, они чувствуют себя пленниками на этой планете".

Занятно, что в конце-концов сами же тётки и проговорились, и сделали самый важный вывод, полностью их опровергающий (мы потом к нему ещё вернёмся) - но не заметили этого.
Очевидно, что мужское стремление разрушать напрямую связано с желанием воплотить в строительстве свою детскую фантазию. В сознании (даже самого маленького) мальчика носится некий смутный идеальный образ башни, который он и стремится воплотить. Мальчик мучается, пытаясь втиснуть этот внутренний образ в очередных несовершенных строительных формах. Но ведь в наличии у него есть только один набор кубиков. Именно поэтому он разрушает одну постройку и начинает другую.
Тот идеал, к которому стремится наш юный строитель, лежит вне реалий каждой очередной постройки. Она - лишь преходящее воплощение бесконечного идеального объекта. Именно на этот идеальный объект и направлено внимание играющего мальчика. Самая игра мальчика - уже есть поиск идеала. И поиск этого недостижимого в реальности идеала, стремление воплотить фантазии, связанные со смутно ощущаемым идеальным образом и движут мальчиком, когда он разрушает только что отстроенную башенку.
Теперь нетрудно видеть, что у мужчин _е_с_т_ь_ _и_д_е_а_л_, но лежит он _в_н_е_ не только конкретных объектов (например, построенных из детского конструктора), но и материального мира в целом. Стремление к воплощению идеала, к реализации того бесконечного, что в нас есть - вот что сквозит в этой "способности к разрушению". Стремление разрушать только что построенное - да и разрушать вообще - более всего доказывает и творческие способности мужчины, и творческое его предназначение в этом мире.

Но женское сознание не умеет выйти за рамки убогой бабской конкретики. Женщина видит, что постройку в конце разрушили - и делает вывод, что строить не умеют вообще; что строители способны только к разрушению. И это так в первую очередь потому, что большинство женщин начисто лишены творческих способностей. Это дополнительно подтверждается тем типом конструкций, которые возводили девочки: однообразные маленькие домики, в которых можно просто жить, безусловно не несут никакой дополнительной смысловой нагрузки. Одноэтажная постройка утилитарна, она не даёт простора фантазии строителя. Для её постройки не нужно развитого воображения. Но это означает, что у её строителей нет ни того, ни другого. В то время как среди башенок можно по-настоящему развернуться.
Более всего одноэтажные постройки доказывают, что женский "идеал" _р_а_в_е_н_ этому конкретному одноэтажному домику и, собственно, полностью исчерпывается этим последним. Однако можно ли говорить в этом случае об _и_д_е_а_л_е_? Это просто домик, и всё. Нету у женщин ни идеалов, ни какого-либо творчества. Есть только потребность в счастье, да мечта о домике. Идеал по самому смыслу должен быть идеальным, а не конкретным. И реализуется он путём лишь творческого поиска, а не однократным только построением, когда однажды сделанным довольствуются постоянно. Ибо творчество - это всегда стремление к воплощению идеала.
Более всего приведённый авторами пример доказывает, что мужчина - это строитель, просто ему не всегда удаётся полностью реализовать свой замысел, и тогда он рискует: разрушает и строит заново. Творчество, стремление к новому - связано с риском всегда. А вот женщина - это тот самый гоголевский мешок: "что положишь, то и несёт". И вовсе не случайно женщины не только не умеют, но и не любят рисковать.

Авторши с воодушевлением приводят пример художественного произведения, в котором "мужчина, который добился своих целей по всем критериям, какие только возможно себе представить, и мог бы быть счастлив, начинает всё разрушать. После того, как он построил для себя великолепную башню, им овладело непреодолимое желание развалить её. Его жизнь представляется ему скучной, и потому он быстро придумывает трагическую развязку". Ну ладно, фиг с ним, с отдельным мужчиной. Развалил он там всё, пусть его всякие дуры осуждают. Могут же в чём-то они быть и правы? Однако далее нам заявляют следующее:
"Если бы это касалось только его одного, мы могли бы посочувствовать этому человеку: ведь этот саморазрушительный импульс ужасен. Однако вполне понятно, что этот мужчина вовлекает в беду, которую он выбрал по своей воле, множество других (невинных) людей."
Обратим внимание, как интерпретируют эту историю бабы, как постепенно всё более и более сгущают краски в описании: начав с внутренней проблемы одного, они заканчивают бедой многих. Нашего бедолагу представляют кем-то вроде террориста, который и сам в силу своих непонятных мужских "заморочек" не хочет нормально жить, и отравляет жизнь всем окружающим. Особенно же часто авторши нападают на мужскую скуку: мол, все беды в ней, это из-за неё мужчины совершают непоправимые и зачастую пагубные ошибки.

Из всего этого повествователи делают вполне "закономерные" выводы: в обществе есть только одна полноценная сила, не создающая никаких проблем ни себе, ни окружающим. Именно женский эталон существования, да и сама женская система ценностей являются самыми здравыми и самыми конструктивными. Все бразды правления должны быть переданы женщинам.
Окончательный вывод, к которому вплотную подводят читателя авторы: те особенности мужчин, которые заставляют разрушать однажды так хорошо построенное, есть безусловный вред и для женщин, и для всего общества. С этими в корне порочными мужскими чертами нужно всячески бороться.
Мальчиков следует воспитывать так, чтобы они _н_е_ _у_м_е_л_и_ разрушать. С самого раннего детства их следует приучать играть в куклы, строить простейшие одноэтажные домики из конструктора, и сохранять их после игры. Во всём, в том числе и игрушечном строительстве, мальчиков следует учить _б_р_а_т_ь_ _п_р_и_м_е_р_ _с_ _д_е_в_о_ч_е_к_, которые олицетворяют собой конструктивное, полезное для общества начало - поскольку разрушать девочки не умеют, а значит никогда никому плохо от них не бывает.
Необходимо как-то ограничить мужчин во всех вредных их проявлениях - в том числе и законодательно. Мужчины должны быть такими, как "все", жить так, как живут "все", чтобы "всем" было хорошо. Упрощённо говоря, авторы предлагают нам всем строить одноэтажные удобные домики, и по-женски наслаждаться там миром и покоем. И ни к чему более не стремится. Потому что так удобно им, женщинам.

. . .Я прочёл эту книгу почти 10 лет назад. Всё это время она лежала на полке с литературой по психологии на самом видном месте, вверху, на уровне глаз, и проходя мимо, я временами подумывал: "Ладно, су*и. Когда-нибудь я всё равно займусь этой темой. Уж тогда я вам отвечу. . . " И я решил сделать это прямо сейчас.
Строя новую, оригинальную башню, мальчик создаёт то, чего не было. Нетрудно видеть, что и само строительство домиков как таковое - по отношению, например, к рытью землянок - также было изобретено мальчиками. А рытьё землянок - та же самая "башенка" по отношению к обустраиванию пещер. И в то время, когда девочки играли в искусственные пещерки и заселяли туда игрушечных человечков, которые "будут жить там долго и счастливо", мальчики уже играли в маленькие земляночки. Рыли их и ломали, и придумывали тёплый тамбур, и всячески экспериментировали с многослойным бревенчатым покрытием потолка. . . И первым, кто начнёт вообще что-либо строить, это будет мальчик, а не девочка. Сама по себе девочка никогда ничего возводить не начнёт - в первую очередь потому, что не умеет ломать. И не является ли то, что женщина стремиться не разрушать, наилучшим доказательством того, что создавать она не умеет?

Важно то, что мальчик умеет начинать каждый раз с "чистого листа", с пустого места. Важна даже не способность строительства как такового, а способность начать с нуля, умение не бояться создавать новое, потребность в реализации некоего изначального замысла, некоей смутной идеи. И идея эта зарождается изначально всегда в мужской голове.
А девочка никогда не начинает с нуля. Она строит всегда одно и то же. Она видит первый этаж, который некогда построил мальчик, и начинает строить типа своё, постоянно и монотонно его воспроизводя. Дальнейшее строительство, всяческие эксперименты, неизбежно связанные с разрушением и риском, не интересуют её вообще: а зачем рисковать? И в одноэтажном домике можно быть счастливым. И если бы не было мальчиков с их "разрушительной способностью", то девочки были бы точно так же счастливы в тёплой землянке или "благоустроенной" пещере. . .

Однако будем рассуждать дальше. Если бы мальчики не разрушали свои строения, то девочки не начали бы строить. Благодаря нашим творческим способностям, благодаря вот этому нашему стремлению к воплощению отвлеченного идеала что-то не просто строится, но существует вообще.
Идеал, к которому стремятся мальчики в своём строительстве, не существует в реале. Идея и идеал - это близкие, однопорядковые вещи. Поскольку строительство и последующее разрушение свидетельствуют вот о чём: так как только у мальчиков есть идеал, то и _с_а_м_а_ _и_д_е_я_ _с_т_р_о_и_т_е_л_ь_с_т_в_а_ могла зародиться именно у них, а не у девочек. У этих последних идеала нет, а есть просто пошлая потребность в реальном "домике" и реальном счастье. Идеал девочки, поэтому, просто равен её потребности, тождественен ей. Или сформулируем иначе: потребности у неё есть, а вот идеала-то и нет. Ну что это за идеал, который низведён до уровня материальной необходимости? Мир женщины исчерпывается потребностями в накоплении и размножении; ни тем, ни другим она рисковать не может, не хочет, и не умеет.

Да и женщина в целом, взятая сама по себе, как гегелевская вещь в себе, "Ding an sich", равна лишь вот этому "одноэтажному домику", всё остальное - от лукавого. Это "всё остальное" придумали также мы. Это _м_ы_ создали тот самый, блин, "идеал" женщины - но теперь существующий как вещь для нас, "Ding fur uns". Мы создали его по канонам того самого _н_а_ш_е_г_о_ творчества. Мы выстроили этот идеал женщины и "вечной женственности" тем же самым способом, как строили в детстве очередную башенку. Собственно, это восприятие женщины как некоего необыкновенного существа - и есть одна из башенок, которую построили мальчики.
Это _м_ы_ нашли в материнстве некую мистику. Щас замочу вам Брюсова, "Habet illa in alvo":
"Она ступает тяжело,
Неся сосуд нерукотворный,
В который небо снизошло.
Святому таинству причастна
И той причастностью горда,
Она по-новому прекрасна
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . она с безвестной грани
Приносит тайну бытия. . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Ночь - Тайна - Мрак - Неведомое - Чудо,
Нам непонятное, что приняла она. . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Ты охраняешь мир таинственной утробой. . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Пространство, время, мысль - вмещаешь дважды ты,
Вмещаешь и даёшь им новое теченье. . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Иди походкой непоспешной,
Неси священный свой сосуд,
В преддверьи каждой ночи грешной
Два ангела с мечами ждут. . ."

В каждом слове, в каждой строке - святость и божество. Откуда чё взялось, а?!
Именно благодаря нам женщины могут воображать себя чёрт знает кем. "С тех пор, как поэты пишут и женщины их читают. . ., их столько раз называли ангелами, что они в самом деле, в простоте душевной, поверили этому комплименту" - говорит лермонтовский Печорин. И, замечу - в конце-концов в этот комплимент поверили и мы. И потому девочки - куда более приземлённые создания, чем о них думают. Кстати, сами они обо всём этом прекрасно знают:
"Дознался я, что дамы сами,
Душевной тайне изменя,
Не могут надивиться нами,
Себя по совести ценя;
Восторги наши своенравны
Им очень кажутся забавны..." - говорит Пушкин в черновых набросках к 4 главе "Евгения Онегина" (http://rvb.ru/pushkin/01text/04onegin/02edit/0853.htm). Кстати, парень построил классную "башню". Вы когда последний раз её перечитывали?

Без этой красивой выдумки нам _с_к_у_ч_н_о_ было бы жить. Скучно нам всем, не только мужчинам. Уж самой этой мужской _с_к_у_к_е_, и, возможно, в первую очередь именно ей, обязаны женщины тем, что их превознесли до небес. И если женщина склонна думать о себе как мистическом, таинственном существе в брюсовском смысле, как царице мира, блин, как супер-пупер-мега богине, то ей в первую очередь следует принять и того, кто этим званием её наградил - нашего брата, "не любящего скучать", и вечно чего-то там выдумывающего, строящего и разрушающего. И принять его полностью, целокупно, не кастрированно - то есть не лишённого творческих способностей, любви к риску и способности ломать. А коли это последнее женщина принять не готова - то пусть довольствуется миром в его первобытной, циничной наготе.

Никакого неба никуда не снисходило. Ибо если так - то "небеса" "сходили" и в утробу лягушки, кобылы, и супоросной свиноматки. . . Гордиться беременностью может лишь существо, изначально ощущающее собственную неполноценность.
По статистике, именно женщины чаще всего подают на развод, то есть - разрушают собственное "одноэтажное строение". Ежедневное и ежечасное их недовольство действуют ничуть не менее деструктивно, чем наш мужской однократный "слом". Возьмём для примера "Сказку о рыбаке и рыбке" Пушкина (http://www.rvb.ru/pushkin/01text/03fables/01fables/0799.htm). Вот прямо сейчас сходите по этому адресу и убедитесь: кто в ней разрушал, а кто строил? И у него же читаем: "И, право, - с нашей стороны Мы непростительно смешны: Закабалясь неосторожно, Мы их любви в награду ждём, Любовь в безумии зовём, - Как будто требовать возможно От мотыльков иль от лилей И чувств глубоких, и страстей!" (там же, в набросках к 4 главе "Онегина"). Слова "любовь в безумии" выделены им самим. Кстати, в черновом варианте сразу же вслед за этим идут две строчки, которые знают решительно все русские мужчины: "Чем меньше женщину мы любим. . . "
И вообще - никаких идеалов у женщины нет. Женщина - это оболочка, которую неким идеалом следует "наполнить". И наполняет женщину ни кто иной, как мужчина. Эта схема действует не только в плане деторождения (здесь она, пожалуй, особенно показательна), но и в любых других областях. И мужчине с его внутренней свободой, с его идеалами и творческим духом следует подбирать себе хорошую, чистую "оболочку", а не драный, многократно использованный мешок.

А ежели мы совсем уж ударимся в философию (которая, кстати, тоже является одной из наших мужских башен, причём не самой плохой), если уж захотим рассмотреть Вселенную в целом, в её возникновении и дальнейшей эволюции (этой темой Кот увлекался ещё на втором курсе, хренову кучу идей понаделал, мля), если исхитримся задействовать наше "внутреннее зрение" и узреть, как именно вся Вселенная в целом - и эволюционно, и энергетически - актуализируется в данном объекте (да хотя бы в том же самом младенце в утробе матери), то мы увидим, что и в нашем мужском семени воплощена такая же по масштабам "тайна бытия". И даже маленький Брюсов тоже был заключен именно там.
А если копнём глубже, то поймём, что в этих самых словах Брюсова (а точнее, в творческих способностях мужчин) реализуется то самое "подобие Божие"; творчество Бога-Творца продолжается, должно продолжаться в нашем земном творчестве, "the show must go on". То есть вся Вселенная возвращается в нас, мужчинах, к самой себе.
Антропный принцип, а на самом деле - вторая, человеческая Ипостась Творца, принимавшая в сотворении мира самое деятельное участие. . . но олухи-богословы до сих пор этим не хотят заниматься. Андрюша так вообще размышляет о "Женщине в Церкви", нах. . . Так вот: антропный принцип строения Вселенной достигает высшей своей реализации именно в мужчине. Не говоря уже о том, что мужчиною был и Иисус Христос. . . И коль скоро Творец позволяет себе роскошь однажды "разрушить башенку" созданного Им мира, то, наверное, и мы можем что-то там разрушать - во имя того же самого творчества. Творчество мужчины - это продолжение Божия миротворения, хотя и не всегда. Это вам не брюхо свиноматки. . .

Давайте немного уклонимся в сторону, и зададимся вопросом: а что плохого в этом женском - тёплом, тихом и уютном - счастье? Кстати: можно ли сказать, что первые люди в Эдеме были счастливы? Существовало ли понятие счастья до грехопадения?
В женских форумах тётки очень часто вопрошают: у меня муж - такой-то, не знаю, что делать: жить с ним, или разводиться? Ей чаще всего отвечают: главное - ваш личный комфорт. Поступайте так, чтобы вам было комфортно, то есть удобно. Одна при этом заявляет: мне, например, комфортно быть одной.
Нетрудно видеть, что собственный комфорт при этом возводится в абсолют: у меня есть деньги, достаток, всяческие удобства, ребёнка там я себе завела, купила машину. . . Женская философия комфорта становится своеобразной религией: так и надо жить, чего ещё искать другого? Почему всё это может быть нехорошо? Кому от всего этого плохо?
Это женское счастье, этот "клеточный комфорт" - эгоцентричен, и в конечном счёте разрушителен. Потому что когда ты ищешь такого счастья, ты думаешь о себе исключительно. Все эти форумные тётки ищут комфорта _л_и_ч_н_о_ д_л_я_ _с_е_б_я_. Вот и тому мужику из художественного произведения, потерявшему жену и детей из-за молоденькой любовницы, предлагается оставить свою "саморазрушающую" деятельность, потому что плохо от этого женщинам. При этом каково самому герою почему-то никого не интересует. Почему-то по умолчанию предполагается, что если хорошо каждой отдельной женщине, то "щастье" настигнет и сразу всех.

"Девочка, которая строит свой одноэтажный домик, вовсе не думает о домиках других девиц, а равно и об этих последних. Она строит _т_о_л_ь_к_о_ _с_в_о_й_ домик. Женщина - хранительница очага. Своего очага, и только своего. И если довести эту схему "счастливых одноэтажных домиков" до логического завершения, то мы получим конгломерат никак не связанных, эгоцентричных, равномерно рассеянных бабских мирков. Этот мир как бы распадается, в нём нет никакой внутренней связки. Это мир атомизированных индивидуумов, каждый из которых ищет собственного комфорта, мир маленьких мирков, замкнутых на самих себя.
В мире, где царствует комфорт, единства быть не может. Этих людей ничто не связывает: комфорт может быть у каждого лишь свой. Мир женских ценностей - это мир по определению разобщающий, он разъединяет людей. И вовсе не случайно не существует женская дружба как массовое явление: женские ценности не включают в себя что-либо вне узкого своего мирка. Как неслучайно и то, что женщина ревнует своего мужчину: к его хобби, к его друзьям, к его делу. . . Да, собственно, ко всему, лежащему _в_н_е_ одноэтажного её домика. Как это ни парадоксально, но женские ценности, _в_ _к_о_н_е_ч_н_о_м_ _с_ч_ё_т_е_ являются разрушительными.
Дружба - в высоком смысле этого слова - и есть символ объединения людей. Не может быть объединения людей по принципу "одинаковых домиков". Объединяет между собой лишь _и_д_е_а_л_, лишь _и_д_е_я_. Тот, кто ориентирован на личный комфорт, на индивидуальное счастье в уютном одноэтажном домике, кто лишён идеалов, у кого нет своих, пусть даже плохоньких идей, не может дружить. Стремление к личному комфорту людей друг от друга отделяет. А стремление к построению чего-то своего, к реализации собственной идеи, всегда притягивает людей. Вокруг интересного мужчины всё время что-то происходит, пусть он разрушает, всячески куролесит - но с ним не скучно, к нему люди тянутся.
Система мужских, то есть творческих ценностей не направлена на саму себя. Мужчина живёт не столько собственными, сколько мировыми проблемами. Мир мужчины - это мир, объединяющий других людей, включающий их в "орбиту своего влияния".
Отсутствие своих идей, неимение идеалов _в_н_е_ узкого своего одноэтажного мирка превращает женщин в послушных, безвольных единиц. Девочка строит одноэтажные дома. . . но это так потому, что и сама она - точно такой же одноэтажный домик. Узкое, однобокое стремление к материальным ценностям зомбирует её, делает существом духовно несамостоятельным. "Какая польза человеку, если он приобретёт весь мир, а душе своей повредит?" Стремление ко всё большему комфорту не просто лишает человека идеалов и идей, но погружает его в пучину самого пошлого, тварного детерминизма. Понимание любых реалий, лежащих вне плоского материального мирка становится для него невозможным. Даже мужчина, попавший в этот поток, стремительно перестаёт быть мужчиной. Вместо строителя из кубиков он сам превращается в кубик. Взгляните вон на американцев - все они стали жалкими кубиками в чьих-то могущественных руках. Но ведь женщина является такою изначально. . .
Женщина - не строитель, не творец, но кубик из конструктора. Именно поэтому понятие женской дружбы несёт противоречие в самом себе: ну как могут дружить, скажем, два одинаковых кубика в конструкторе? А два разных? Они - жертва обстоятельств, произвола внешнего строителя, который временно поставил их рядом. Женская дружба реализуется чаще всего именно по этому принципу.

"Нетрудно заметить, что движение к разрушению есть и у мужчин, и у женщин. Только у мужчин это как бы промежуточный этап в их деятельности: разрушение нужно для того, чтобы созидать дальше. В развитии, идущем путём законов той же самой диалектики (отрицание отрицания, или, что то же самое - евангельский пример зерна), разрушается старое, и на его развалинах выстраивается новое. Разрушение в этим мире происходит очевидно, оно как бы лежит на поверхности. Но в конечном счёте мужское разрушение созидательно.
А у женщин разрушение - это как бы закономерный итог всей их деятельности. Или, иными словами, тотальное строительство одноэтажных домиков ведёт к разрушению всей цивилизации в целом (вспомним, что в благополучной Швеции почему-то самый высокий уровень самоубийств). Однако этот тип разрушения - окончательного и бесповоротного - на поверхности как раз и не лежит. То разрушение, которое привносят в наш мир женщины, не является очевидным. Женская деятельность _л_и_ш_ь_ _н_а_ _п_е_р_в_ы_й_ _в_з_г_л_я_д_
кажется спокойной, безрисковой и для всех безопасной. Но на самом деле она разрушительна: на основе женских ценностей мир не может существовать, он неизбежно распадётся. И когда авторши жалуются на разрушительную деятельность мужиков, то на самом деле они чуют, что разрушительна в конечном итоге _и_х_, женская, работа по построению одноэтажных домиков.
Каждая девочка оставляет после игры свою постройку потому, что она боится за _с_в_о_й_ кусочек личного счастья, за свой собственный одноэтажный комфорт. Так как она знает, что _д_р_у_г_о_г_о_ она построить не может. Женская деятельность вовсе не является созидательной, она, скорее, не неразрушительна".
Система мужских ценностей - мужских, говорю я, а не тех, что господствуют в западном обществе - это то, на основании чего объединяется, должен объединяться наш мир. Мир наших мужских ценностей не должен погибнуть, погребённый под бабским любостяжанием. Мы должны его сохранить. Мы не должны допустить нового грехопадения людей.

Ребята, что-то я заболтался с вами, теперь походу немного поработаю и по основной специальности, ладно?
Самое строительство - это тоже идея, это тоже некий "идеал деятельности", который не равен обыденному существованию: хождению на охоту, приготовлению пищи. . . Идеи чего-либо нового (самые разные), стремление воплощать их, да и творческие способности вообще - существуют благодаря тому, что в голове у мальчика есть _и_д_е_я_ _р_а_з_р_у_ш_е_н_и_я_. То есть некоторое внутреннее представление о небытии, о смерти вообще. Обратите внимание, что пишут американские тётки: идеи мальчиков чаще всего кончались плохо, то есть смертью главного действующего лица (пусть и героической). Идея смерти, равно как и связанная с ней идея разрушения предзаложена в голове у мальчиков. У девочек нет опыта смерти, и потому в их историях смерти нет. У мальчиков, замечу, тоже нет такого опыта, а вот смерть в их историях есть. Это ещё раз доказывает, что все мальчики - идеалисты. Они изобрели и самую смерть - построили её идею как своего рода "башню". То есть абстрактное мышление мальчика таково, что он выстраивает идею смерти как нечто реально существующее. По крайней мере, идея смерти для мальчиков точно существует. Но существует ли смерть? Существует ли небытие?

И вот именно в этом "разрыве" между строительством и разрушением, и осуществляется внутренняя наша способность порождать виртуальное, и существует наш мужской внутренний мир, все наши идеи и идеалы. Мужское творчество возникает в этом самом "зазоре" бытия и небытия. Или, выражаясь иначе, своими творческими способностями мы обязаны _с_т_р_а_х_у_ _с_м_е_р_т_и_. В нашей мужской голове существует идея небытия - именно как идея, и именно в голове, поскольку пока мы есть, небытия ещё нет, а когда небытие есть, то нас уже нет (Сократ). И наше творчество, идеальный мир, который существует в голове у мальчиков, а равно и стремление к его воплощению - ни что иное, как "виртуальное" преодоление нашей смертности.

Женское сознание не только избегает мысли о смерти - но эта последняя для женщин вообще не существует. Иначе говоря, женщины имеют укороченные мозги, "версия" их сознания оказывается даже не "триальной", но "урезанной", причём ровно наполовину: категория бытия, самое существование - для них есть, а вот небытия, смерти - как бы и нет. Эти блаженные существа живут, как будто они бессмертны. Идею смерти невозможно пощупать, от неё нельзя взять хоть что-то для повседневного использования - как берут девочки для строительства только один первый этаж. Для девочек не существуют категории смерти, разрушения, несчастья - как не существует, кстати, и религии в целом: эта последняя распадается в женском сознании на отдельные "одноэтажные" домики - то есть сводится к "правильному" исполнению конкретных обрядов: освящение водички, покупка вербочки... Именно их "выщипнуло" ограниченное женское мышление из целостной религиозной системы, из этой огромной башни, построенной мужчинами же, мужчинами.

Женское восприятие "отрезает" ровно "половину" нашей деятельности: самое строительство они готовы признать, а вот разрушение - нет. Оно для них нонсенс, его вообще не может быть, оно не существует. Эта странная, мистическая, непонятно откуда взявшаяся способность разрушать, как и самая способность к творчеству - за версту отдаёт каким-то ужасным тленом, ничего хорошего оно женщине не сулит. Но именно поэтому и привлекательно. Отсюда было бы интересно перейти к анализу самых глубин женского подсознания, где мужчина ассоциируется для женщины с чем-то враждебным и ужасным, с потерей самое себя (причём это так даже в традиционных обществах); где брак бессознательно воспринимается ею как похороны - женщины часто об этом говорят, да и вообще было бы интересно "раскрутить" эту тему. Но стоит ли уклоняться? Чтобы меня лишний раз ругнули за растянутость текста?

Итак, женщины видят и воспринимают ровно половину нашей мужской жизни: всё, что неподвластно их кастрированному восприятию неизбежно проходит через этот "фильтр". И оттого-то женщинам и не дана наша способность к творчеству, поскольку эта последняя связана с внутренним видением, с умением строить идеальные объекты внутри себя, со способностью вообразить себе разрушение. И - в конечном счёте - с (явным или латентным) страхом перед смертью.
Женщина как бы связана только с категорией бытия. Кстати, и "Ева" переводится как "дающая жизнь". И у неё есть свой собственный, очень удачный способ виртуального преодоления смертности - физическое рождение потомства. Способ настолько совершенный, что не нужно даже и сознание со всякими там идеями. В женском случае на место такого сознания, аналогом этого нашего "места для идеалов" становится матка. Которую тоже нужно ещё наполнить:) Вот откуда идут все женские "заморочки".

Само начало строительства, как новое действие, которого ещё нет, есть (мужской) идеал. У нас в мозгах есть нечто такое, чего в природе нет, чего осязают только умозрительно. Это _м_ы_ придумали строительство как таковое. Придумали благодаря нашей способности видеть невидимое, благодаря нашей потенции в воплощении идеального: "он сочинял то, чего никогда не видел, но о чем наверно знал, что оно было" (Булгаков, "Мастер и Маргарита"). И это мы придумали _в_с_ё_ остальное, пока девочки тупо воспроизводили однажды в них заложенное - нами же, нами. Не видеть этого, не понимать этой логической цепочки, ухватываясь за каждую разрушенную башенку, обвинять в этом мужчин - не что иное, как самое тривиальное бабство.
Скажу более: в этом проявляется и тотальный эгоизм и неблагодарность женщин за ту великую роль, которую играют на земле мужчины. Эту роль готовы похерить уже потому, что в ходе экспериментов какие-то из башенок неизбежно будут разрушены. Ну не бабство, а? А импотенцию, стало быть, нужно лечить кастрацией, перхоть - отрубанием головы. . . Только женщины могли додуматься до того, чтобы любую эпизодическую ошибку возвести в абсолют, поскольку кому-то от неё может быть когда-то там плохо. Следуя этой логике, природе следовало бы уничтожить всех хищников, которые поедают детёнышей и больных особей жертв: ах, как немилосердно! Но тогда не было бы эволюции вообще. И мы бы сейчас были даже не амёбы, но аминокислоты.

Однако давайте вообразим, что женщин не существует. Что бы тогда было (кроме множества мозолей у нас на кулаке;)? Нетрудно видеть, что мужское стремление к новому, наша потребность в достижении невозможного идеала (на то он и идеал, что в "реале" не достижим), начала бы постепенно вырождаться. И сейчас вам скажут, куда. В направлении построения всё более и более абстрактных конструкций. Мужская деятельность выродилась бы в бесконечную погоню за "чистой идеей". Грубо говоря, мужчины не стали бы строить ничего законченного. Точнее, не так. Они просто строили бы и разрушали, наслаждаясь сами процессом строительства, одним полётом своего духа. А зачем что-то ещё и оставлять? Достижение идеала, спортивный азарт, с этим связанный, для нас куда интереснее, чем закрепление готовых (и к тому же не вполне идеальных) конструкций.
И здесь мы получаем парадоксальную идею: без женщин с их идиотски-земной, супер-реальной потребностью в (фигурально выражаясь) одноэтажном домике, на Земле не было бы вообще ничего, кроме самого строительства как самоценного процесса для окончательно "сдвинутых" на нём маньяков-мужчин. Строит мужчина, но закрепляет женщина. Она как бы придаёт некую весомость, основательность нашей деятельности. Благодаря тому, что сознание женщины "ополовинено" одной только категорией бытия, а смерти и разрушения для неё нет, - именно благодаря этому женщина существует как эффективный "противовес" мужчине. Она заставляет его хоть что-то оставлять, она уберегает от разрушения самое важное. "То, что мужчина отливает в гипсе, женщина закрепляет в мраморе". Это рассуждение тоже следует иметь в виду. (Кстати: угадайте, кто подсунул мне идею о том, что в сознании женщин нет категории небытия?;)
И должен заметить, что до самого последнего времени женщины были очень неплохим противовесом.

. . .Если все бразды правления будут переданы женщинам; если мужчинам законодательно запретят "скучать", то вся планета Земля со временем будет застроена одноэтажными домиками. В конечном счёте она окажется нежизнеспособна. Произойдёт какое-либо наводнение - и жители погибнут. Свайные постройки тоже должны придумать мужчины - путём того же самого разрушения каких-то своих детских башен. А если женщины додумаются до идеи свай "сами", то только потому, что _с_е_й_ч_а_с_ знают, что эта технология есть. Благодаря кому, если не секрет? Кстати: а как насчёт землетрясения? В этом случае рассчитать свайные конструкции может лишь тот, кто неоднократно разрушал. . .
На всё это можно возразить, что в личной жизни всё обстоит не так. Мол, к чему разрушать старую башню? Не проще ли рядом поставить новую? Но ведь наша жизнь _е_с_т_ь_ _т_о_л_ь_к_о_ _о_д_и_н_ _н_а_б_о_р_ _к_у_б_и_к_о_в_. Тот, кто строит - уже рискует. . .

Когда этот кусок был уже набран, пришла мне в голову одна мысль. Мы видели уже, что без мужчины женщина строить никогда не начнёт. А не обстоит ли дело точно так же и с эмоциональным миром? Почему бы не предположить, что если все превратятся в женщин, то эмоции как таковые вымрут вообще? И наш эмоциональный ряд существует не просто за счёт взаимодействия мужского и женского начала, но и каким-то образом также задаётся мужчиной? И вообще, своей эмоциональностью женщина обязана мужчине, а не природе? Мужчины их как бы пробуждают, они типа задают этакое эмоциональное "строительство башен", которое женщины лишь поддерживают, развивая вширь в одной плоскости? В наших эмоциях содержится культура предыдущих веков. Произведения искусства, да и культура в самом широком смысле слова - культурное наследие, существующее в нас "в снятом виде" - разве не обусловливает наше эмоциональное богатство? Разве не является культура той же самой башней? А кто её сотворил? Конечно, женщины гораздо лучше усваивают эмоциональное богатство нашей культуры. Но тогда получается, что в конечном счёте этим своим эмоциональным богатством они обязаны нам.
Вообще-то это просто догадка, идущая на чистой интуиции. Психологией эмоций Кот никогда не занимался. Рассматривайте эту идею просто как очередную башню:)

Естественно, в той книге дебильные "пиндосы" интерпретировали все свои примеры с точки зрения самого что ни на есть вульгарного фрейдизма: "мальчики строят фаллические, возвышающиеся структуры, девочки - запертые, маточные жилища". Уж тогда копали бы глубже, и обратили внимание на то, что мальчишеский рассказ в точности повторяет схему полового акта, причём именно мужского: взбираемся типа на гору, потом кайф, потом внезапное падение - типа расслабуха. . . Тогда могли бы заявить, что в основе любого развития лежит та же самая схематика нашего оргазма: мол, в основе всего сущего типа лежит секс.
А будь у них нормальные, творческие, умеющие обобщать и видеть самую сокровенную суть мужские мозги, то додумались бы они до того, что в основе бытия лежит некая единая схема, лишь проявляющаяся частным образом в сексе. Однако западный рационализм вообще не любит и не умеет обобщать на этом уровне и в этом смысле он всё более тяготеет к какому-то бабству; или скажу иначе: вообще западное мышление настолько кастрировано в духовном отношении, что в этом смысле приближается к обыденному женскому мышлению.
И эта "единая-схема-бытия-после" лучше всего описана, как ни странно, Иисусом Христом в притче о блудном сыне, и связана в первую очередь с Богом. А уж о той элементарной вещи, как связана эта схема с грехопадением первых людей, что окончательная структура её сформировалась как результат грехопадения, что это последнее она несёт "в снятом виде", и что в нашем мире проявляется во всех мелочах - да хоть в нашей музыкальной гармонии (те самые три "блатные" аккорда, где аккорд на доминанте стремится вернуться к тонике), да и вообще во всей нашей культуре, мне кажется, не додумается никто и никогда. . . А то! Предыдущую-то главу не читали. . .

Вернёмся к цитате из рассматриваемой книги: "Мужчины чувствуют себя пленниками не только в скучном браке или в мещанском особняке, они чувствуют себя пленниками на этой планете". Идеал, к которому стремится мужчина, именно _и_д_е_а_л_е_н_, и мужчина мучается, воплощая его в несовершенных земных вещах. Это означает, что этот идеал _в_н_е_м_а_т_е_р_и_а_л_е_н_, _в_н_е_п_р_и_р_о_д_е_н_, и связан с категориями самого высокого, духовного порядка. А эти последние, в свою очередь - со страхом смерти, с ценностями религиозными, с идеями творения мира и человека, с Богом, наконец. Он и является "идеалом" всех наших идеалов. Все идеалы - коль скоро они есть - некоторым образом коренятся в Боге. А иначе - откуда взялась их "идеальность"? Выражаясь упрощённо, Бог (как "идеал") - типа "вожак стаи" всех наших идей. Не верите - в какой-нибудь из последующих работ я вам это докажу. В набросках всё уже имеется:)

Но к чему я клоню-то? Нам, мужчинам, нужно создать свою идеологию. Мы тоже люди, а потому женское стремление к счастливому и спокойному прозябанию в "одноэтажном неразрушаемом строении" касается не только их одних. И если наши "эксперименты с разрушением" касаются "окружающих", то и женское понимание одномерного монотонного счастья также затрагивает их окружение - то есть нас. Мы имеем право на свой творческий риск ничуть не в меньшей степени, чем женщины - на своё спокойствие.
У нас, мужчин, _е_с_т_ь_ _п_р_а_в_о_ на грандиозный эксперимент под названием "человечество" уже потому, что первая обезьяна, поднявшая с земли камень, и сделавшая топор, была мужчиною. Всей историей, которую мы и создали, мы заслужили право на нынешние и будущие ошибки, на творчество и риск. Ибо без них не может существовать человеческая история. Помните это, господа мужчины. Нам есть за что уважать себя. И мы не можем позволить спихнуть себя с этого пьедестала.
Нам нужно противопоставить что-то бабству с его "горизонтальным" пониманием эталона бытия как бесконечно разросшегося одноэтажного домика. Мужики, нам пора построить _с_в_о_ю_ башню! И в основе её должна лежать безусловно не идея уюта, спокойствия и бесконечного накопления, как у женщин. Но нечто очень и очень идеальное. В общем, загрузил я вас по полной. А слабо поразмыслить дальше самим?. . .

Ценности - мужские и женские - существуют в реальности, точно так же, как "зелёное" и "мокрое". По поводу того, чем живёт женщина, нам ясно. Остановимся на ценностях мужских.
Типично мужское понимание (или, вернее, ощущение) могущества, которое мужчины зачастую переносят на их автомобиль и счёт в банке связано в первую очередь с чисто мужским ощущением собственной бесконечности, бессмертия. Оно связано более всего с Богом, а не с мужским фаллосом (хотя бывают всякие идиоты...), Фрейд вас всех обманул.
И если мужчина ассоциирует свою силу с размером гениталий да с могуществом эрекции, то он более всего играет на руку женщине.

Наше мужское "я" на последней глубине связано с любимым творческим делом. Любое иное представление о самих себе уводит нас в сторону от реальности, подсовывает нам ложные ориентиры и ценности. И в конечном счёте ведёт к обабиванию и нас, и окружающего мира. Ибо миру с его бабством можем противостоять только мы.

Я утверждал, и продолжаю утверждать, что для Настоящего Мужчины в его Деле имеет значение в первую очередь азарт, желание быть лучшим, первым, стремление победить других, достичь совершенства, стать самым_главным_вожаком, а не та сумма денег, которую это самое первенство принесёт.
Эта привходящая нашего успеха, без сомнения, важна - но она не главная. Она как бы привнесена в мир женщиной.

Концепция, ассоциирующая нашу мужественность с сексуальностью играет на руку в первую очередь женщинам. Это дополнительно подтверждается огромной её распространённостью. Концепция, призывающая нас к творческой самореализации такого распространения бы никогда не получила.

Мужчина - не собственник, он прежде всего охотник. Азарт погони важнее для него, чем наличие трофеев в пещере... И если хорошенько поразмыслить, если довести это рассуждение до логического конца, то мы упрёмся в... христианство с его школой самоограничения и всяческого воздержания. Это мужское "охотничье стремление" в конечном счёте противостоит сексуальности.

Вы скажете, что все эти "вертикальные" штуки - духовность там, Бог, и прочее - нам не нужны. Типа можно обойтись и без них. Однако в рамках рационалистического западного мышления невозможно верно интерпретировать отличие женщин от мужчин, и понять наши мужские особенности вообще. Выше, чем до психоанализа, атеистический ум не поднимется уже никогда. И в рамках этой западной парадигмы мужчины будут всё более и более восприниматься как некие недоноски, несовершенные и даже зловредные существа, портящие жизнь и себе, и окружающим. Безусловно, атеизм и рационализм не лежат в основе этого процесса, но они являются важной его составляющей. И единственная возможность выйти за рамки утопического рационализма - как раз то самое, глубокое, мужское мировосприятие. Которое, в конечном счёте, без понимания Бога не обойдётся. Кто у нас самый главный Творец? Кто создал всю "башенку" под названием "Вселенная", и в случае необходимости сможет разрушить её и построить новую? Кто наградил нас, мужчин, творческими способностями? Вот то-то.
Голый и плоский западный рационализм жёстко связан с феминизмом, с идеологией будущего всемирного торжества баб. Если мы не противопоставим этой идеологии что-то своё - то нас гарантированно зачморят. И начнут с самого главного, что у нас есть - с внутренней свободы, со способности к творчеству, с любви к риску. Со способности скучать от монотонного бабского быта. Именно западные ценности со временем превратят нас в жалкий придаток к кухне и юбке. И вовсе не случайно авторы делают вывод, что мужчин нужно всячески ограничивать, что они вообще не должны существовать. . .
"Сумма человеческого счастья была бы выше, если бы этот мужчина никогда бы не жил. . ."

Мы будем оставаться мужчинами только тогда, когда идём вперёд, когда разрушаем и строим свои "башенки". Ибо в конечном счёте, дело не в женщинах. Дело в нас самих. Это мы сами решаем проблему чисто по-женски - то есть упрощённо-внешними, а не внутренними средствами. Я вовсе не призываю мужиков всё радикально менять. Бросать нынешнюю работу, начинать читать умные книжки, заниматься каким-то там творчеством. . . Внешние, революционные изменения, геройские поступки, да и всякие там реформы - это чисто бабский, экстенсивный путь. Регулярное посещение храма, всякие там молитвы да вкушение святой воды - другая крайность того же самого бабства. Упаси нас Бог пойти по этому пути!
Я всего лишь призываю, не меняя ничего, _о_с_о_з_н_а_т_ь_, как всё должно быть на самом деле. Осознать, и всё. Поднапрячь самое лучшее, что у нас есть - мозги. Что, трудно?!! Не просто жить себе, да спокойно поживать, но никогда не исключать сознания этих реальностей из своей жизни. Не успокаиваться и не оправдывать себя. Ибо как внешнее реформаторство, так и убаюкивающее обрядоверие - в конечном счёте есть самооправдание. Нужно научиться быть сильными прежде всего в познании самих себя. В умении не перекладывать свою вину на других.

Под углом всех рассуждений, идущих выше, можно очень интересно интерпретировать действия Адама и Евы. Для Евы занятия Адама были какой-то непонятной абстракцией. Ева существует до грехопадения в состоянии какой-то неопределённости: Адам что-то делает, не очень понятно, что. Ева как-то ему помогает - ну, допустим, вдохновляет его. Ей остаётся просто верить, что Адам делает нечто правильное. "Кот, я же не знаю, будут ли твои идеи живы через 200 лет. Я могу только в это верить. Всё равно существует некоторая неопределённость. . .
"И тут к Еве подползает змей и говорит: давай, подруга, пожри запретный плод, и ты сразу узнаешь всё. У тебя сразу возникнет определённость, ты сразу во всём разберёшься. "Будете яко бози ведяще доброе и лукавое". У тебя на душе будет спокойно, тебе самой будет комфортно - ты же всё будешь знать.
Ева и Адам едят этот "плод стремления к полному комфорту и полному знанию". И всё, абзац - мир, в котором стали думать о личном комфорте, он распадается. Вместо единого целого бытие превращается в набор кубиков: человек сам по себе, творение само по себе, Творец - тоже сам по себе. И сами по себе Адам и Ева. Каждый сам за себя, "lupus est". В этом дизассемблированном мире становится невозможным поддерживание мужской "платформы". Творчество в наивысшем смысле становится тоже невозможно. Тут либо одно, либо другое: или высота полёта, или погружение в потребительский "мейнстрим". "Не можете Богу работати и мамоне".
Когда Ева поедала плод, то менее всего думала о плане Божьего миростроительства. Как женщина, она просто хотела определённости. И в некотором смысле это было начало конца. Но ещё не сам конец. От нас всех тоже кое-что зависит. . .
Эта история с Евой - пример того, что женская деятельность лишь внешне выглядит как безрисковая: ну что такого - съела какой-то там плод? Она же хотела как лучше. Ева просто жаждала всё узнать. Девочка хотела, чтобы всем было хорошо. И Адаму дала: и он пусть поест, тоже будет всё знать, а то он мучается там бедный, что-то творит. . ."

Жуть что творится. Женщина не понимает, зачем это мужчина постоянно разрушает свои башни. Мужчина не понимает, как это - трястись над своим очередным сооружением: ведь всегда можно построить новое. "Но я, вообще-то, не о кобылах - я о девушках" (с), Тяпа-Ляпа). Мы ведь начали с вопроса: а было ли счастье до грехопадения? Щас выясним это по-быстрому.
Женское понимание счастья: это персональный неразрушаемый комфорт, это покой и полная определённость. Было это у Евы до грехопадения? Нет. Была некоторая неопределённость. Ева была помощницей Адама, она постоянно ощущала свою вторичность. Адам чем-то там занимался - и, видимо, чем-то довольно серьёзным, а Ева что? Чем именно околачивала она груши в Эдеме? И какие обуревали её соблазны?
Мужское счастье, как постоянный поиск, как творческий полёт: было это у Адама? Да выше крыши.
Ну и кто у нас победил? Кто в результате грехопадения утратил, а кто - приобрёл?

Жуть что творится. "Умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рожать детей". Деторождение было наказанием, мучительным следствие грехопадения; самый наш способ зачатия несёт его "в снятом виде", а женщины преподносят его как некое особое право, рассматривают его как великое своё достижение. Материнство - это святое, мля. Женская красота - предмет поклонения; манекенщиц называют "моделями", что есть синоним к словам "эталон", "объект для подражания". Присмотритесь, как они себя держат на подиуме: богини, нах.
Красота, говорят, требует жертв. Вдумайтесь в эти слова. Вот прямо сейчас остановитесь и вдумайтесь. В них признаётся, что женская красота есть некий объект для поклонения, своего рода божество. Таким образом, божеством объявляется и сам "носитель" красоты - женщина. Уверен, что читателю доводилось сталкиваться и с более откровенным высказыванием: "чего хочет женщина - того хочет Бог". В итоге весь мир женских ценностей - комфорт, блин, качество жизни, уровень потребления, эти грёбанные одноэтажные уютные хибары, и всё такое прочее - объявляется, по сути дела, новой религией. Её и преподносят мужчинам как некое высшее женское откровение. С ног на голову. . .

"В поте лица будешь есть хлеб." Тяжёлый нетворческий труд по добыванию хлеба насущного и устроения всяческого пущего комфорта был наказанием для мужчины. В раю Адам занимался чем-то другим; о поте там нет ни слова. Да и Сын Божий почему-то говорит: "Не заботьтесь для души вашей, что вам есть и пить, ни для тела вашего, во что одеться". И приводит пример птиц: типа ребята, ну мы же созданы для полёта. А мужчины почему-то рассматривают большой заработок как великую доблесть, да ещё грузят меня софизмами в комментариях: ты чего, чувак, да разве серьёзный бизнес - это не творчество? Какой же я мужик, если не могу обеспечить своей семье "достойное существование"?
Скажите мне, наконец: чьи ценности в этом мире победили???

Современные женщины любят заявлять, что, мол, ушла в прошлое та эпоха, когда жену выбирали по принципу отменного здоровья, хороших данных для рождения детей и при этом с кротким нравом. Типа, времена изменились, женщины стали другими... Изменились даже взаимоотношения.
Но вот что примечательно: почему же "времена" не изменились только по отношению к мужчинам? Почему и в "новую историческую эпоху" женщины сохранили требования к нам в неизменности? Почему точно так же, как и ранее, от нас требуется в первую очередь достаток? Где здесь справедливость? Получается, что женщины уехали вперёд, в светлое будущее, а мы остались во мраке средневековья?
Почему женщина может позволить себе роскошь быть современной _в_ _ц_е_л_о_м_, по всем, так сказать, направлениям, а вот мужчины - только по мелочам (типа новые виды хобби, современный способ проведения досуга, новые виды спорта, автомобилей и пива)?

Нетрудно видеть, что "идеология современной женщины" полностью оправдывает любой бабский произвол: да, я такая-сякая, но ведь это же "современно"! И если ты современный мужчина, то должен со всем этим смириться. Иначе прослывёшь ретроградом, тебя не будут уважать, и всё такое прочее.
Смотрите, как интересно получается. Ни здоровья, ни данных для материнства, ни хорошего характера от женщины уже не требуется. То есть - не требуется _н_и_ч_е_г_о_. Женщина сама по себе есть великая ценность, и, какой бы она не была, мужчина должен принять её как данность. А если ему что-то не нравится, то в этом виноват в первую очередь он сам, так как до сих пор не стал "современным". Это ли не шаг к некоторому дифференту в женскую сторону, а затем и к полному подчинению мужчины женщине?

Ну разумеется, многие мужчины не покупаются на всё это столь легко. Они, что называется, "голосуют ногами", обходя стороной женщин слишком уж "современных". Что сути дела не меняет: эта идеология "современности" растворена в воздухе, её напитываются наши дети, она понемногу, исподволь, формирует наше отношение к каким-то мелочам. И вот, там, где следовало бы проявить твёрдость, мы уже уступаем. И эти мелкие уступки всё копятся, копятся... Нужно ли продолжать?

Не могу не отметить, что стремление к доминированию (как и многое другое) идёт у женщин на бессознательном уровне, а потому уличить их в таковых намерениях в принципе невозможно. А мы любим всё понять, осознать, пропустить через мозги. И когда у нас вызревает окончательный расклад, и мы выносим его на суд общественного мнения, то самыми первыми начинают возмущаться женщины: да ничего подобного! Мы просто хотим быть современными!

Время бросает нам, мужчинам, новый вызов. Прежние способы понимания окружающей реальности не всегда работают. Женщины изобретают всё более замысловатые и изощрённые способы доминирования. Сложность и опасность нашего времени прежде всего в том, что таковые женские устремления стали полностью укладываться в целостный идеологический мейнстрим и даже им камуфлироваться.
И мужчины уже не могут позволить себе быть столь же простыми, как раньше.

Однако заявления типа "женщины испортились потому, что мужчины разучились их "строить", да и вообще теперь неправильно воспитывают детей"
в современно мире уже "не катит". Все мы понимаем, что истинная причина лежит глубже.

В Интернете во изобилии фигурируют всевозможные "мужские манифесты". Типа, мы, мужики, такие-то, а они, бабы, совсем другие. Как правило, их авторы копают при этом не очень глубоко. А давайте попробуем? Так вот: христианство Иисуса, причем понятое адекватно, по-настоящему, по-мужски - как увлечение своим творческим делом - и есть настоящий мужской манифест. Перефразируя известные слова Ницше, следовало бы сказать, что "Женщина для мужчины лишь средство, цель - творчество".
Христианство как творчество. Вот то единственное, что спасло бы мир от поглощения его бабами. "Чин" нашего "падшего естества" преодолевается только в христианстве, понятом как служение высшему себя - например, творчеству, там, науке... Лишь в них существо мужчины возвращается к самому себе; лишь тогда мужчина может претендовать на подлинные, уравновешенные отношения с женщиной. И лишь тогда весь ход мирового развития возвращается на изначальный магистральный путь. Человечество в целом должно перестать быть бабой, иначе я не играю.

Модель отношений "мужчина-женщина" однозначно связана с моделью человеческого устройства. На сей счёт существуют лишь две полноценно "работающие" модели.
Первая - когда человечество жило в языческой парадигме падшего мира, то мужчина был владыкой, а женщина - существом заведомо ему подчинённым. Её постоянные попытки занять место лидера (а они без всякого сомнения были) просто забивались. На её вопросы: "А чем я, женщина, хуже мужчины? Тварь я дрожащая, или право имею? Ей отвечали: "Молчи, животное. Знай своё место. Это из-за тебя весь мир погиб" (как вы знаете, во всех мифологических системах основная беда произошла по вине женщины). Эта модель была весьма несовершенной, и даже слегка грубоватой, но она работала. Занятно и то, что после пришествия Христа модель эта осталась, по сути дела, без изменений.

Историческое христианство, по сути дела, наследовало как языческое понимание места женщины в обществе, так и места человека вообще, целого общества - в мире. Нас тысячи лет учили, что мы все - падшие существа, над которыми господствует Создатель, и чью волю мы должны безропотно выполнять. Человечество в неявном виде позиционировало себя как совокупную женщину, безвольное и подчинённое Богу существо. И это тоже всё худо-бедно, но "работало". До поры до времени. Пока не достигло собственного "потолка".
Время ставит перед нами новые задачи. Предыдущая парадигма неверно понятого христианства загнала нас в кризис всей цивилизации в целом. Историческое христианство более не может держать женщину "в узде". И женщина сразу задала свой любимый вопрос: "А чем я хуже? Почему я не могу...?"
Однако христианская церковь не имеет конструктивного ответа на этот вопрос. Максимум, что может она предложить - это покаяние, возврат ко всеобщей вере отцов. Нам вновь скажут, что все проблемы - из-за нашей гордости. По сути дела, нам предложат отказаться от всего, и искусственно вернуться к прежней патриархальной модели государства и общества. Расселиться по деревушкам, создать крестьянские общины, церковный приход. . .
Но ведь всё это уже было! Нельзя вернуться на однажды пройденный этап.

Не может церковь держать в узде и христианское человечество. Лишь на словах именуясь христианским, человечество вновь возродило язычество - но теперь в рамках бабской, потребительской идеологии.
Подобно бабам (и одновременно с ними) христианский мир также как с цепи сорвался, он разучился ограничивать сам себя, и хоть как-то обуздывать свою "хотелку". Наша христианская цивилизация тоже как бы задала вопрос Богу: "А чем я Тебя хуже?" Но если вопрос феминизированных баб многие заметили, и даже задумались: "а что теперь делать?", то вот изменения, происшедшие на глобальном уровне, адекватного осознания так и не нашли. С чем угодно увязывают их - только не с тематикою христианства. И пишут в Инете: мол, феминизм - это случайный "глюк" в сторону господства женщины. Воспитывают их, видите ли, неправильно. "Процесс замены европейской культуры-неудачницы уже идет быстрыми темпами, гораздо быстрее, чем происходил распад Римской Империи. И ВСЕ ИЗ-ЗА ОДНОЙ-ЕДИНСТВЕННОЙ КУЛЬТУРНОЙ ОШИБКИ - идеи о том, что между женщинами и мужчинами не должно быть никакой существенной разницы в обществе" - заявляют умники на форумах. Да неужто "одна-единственная культурная ошибка" могла привести к столь плачевным последствиям?
Рассматриваемая проблема выходит на самую последнюю глубину человека и общества. Туда, где безраздельно царствуют религиозные категории. Глубже может быть лишь первородный грех. И если христианство, пришествие Христа, не сумело преодолеть это тяжкое "адамово наследие", то рассчитывать нам вообще не на что. Спасти сами себя мы гарантированно не сможем, и нам останется жить по принципу "после нас хоть потоп".
Современная потребительская идеология - в конечном счёте, порождение исторического "христианства-для-баб". Она ведёт к торжеству феминизма, к тотальному господству женских ценностей, а затем - к распаду всего общества. Агония его будет не слабой - нам с вами мало не покажется. . .

Между прочим, развитие и распад Советского Союза шло по точно такой же схеме. Сначала - полный бардак при возникновении, постоянная грызня "апологетов". Затем - период "культа личности", когда "старший" жёстко контролирует "младшего". Потом - медленное скатывание системы в сторону потребительских ценностей, связанное с "ослаблением гаек". Ну а в конце - восстание "младшего", крах всего государства. В принципе, Союз тоже ведь погубило бабство. Ну конечно, Горбачёв мог (чисто технически) вернуться к "сильной руке". Но что бы это было тогда за общество? Андропов сделал серьёзную попытку в этом направлении - но очень быстро сообразил, что ничего путного из этого не выйдет.
Советский Союз - миниатюрная модель всей нашей цивилизации. И распадаться она будет по точно такому же сценарию. А, собственно, других сценариев распада и не бывает.

Но есть и вторая модель - это христианство, понятое по-мужски. Как стремление не к накоплению богатств, и не к спасению души, но к самореализации, как поиск своего индивидуального призвания. Ранее мы имели христианство Великого Инквизитора, христианство для самых широких масс, для слабых людей, нуждающихся в утешении. То есть для женщин. Ныне существующее христианство лишь обслуживает их потребности. И всё общество медленно, но верно движется в тупик потребительской и феминистской идеологии. Прикрытый феминизм христианства ныне сбрасывает свои религиозные покровы, и предстаёт перед нами в своей явной, циничной наготе. Давно пора понять, что общество использовало христианство лишь как ширму для прикрытия самых простых своих потребностей.

А давайте попробуем осмыслить учение Иисуса как христианство для сильных духом людей, умеющих и любящих рисковать. Когда общество мыслится как некий единый организм, призванный к выполнению глобальных творческих задач.

Никакой другой модели взаимоотношений мужчины и женщины не существует. Если человечество не выберет одну из двух моделей, то произойдут мировые катаклизмы.
И реализовать новую модель христианской идеологии может по сути дела лишь одна страна - Россия. Реализовать, и тем самым стать "точкой роста" для нового витка развития человечества, где Россия будет "вожаком стаи". Все предпосылки для этого у нас есть: отсутствие какой-либо "работающей" идеологии вообще, насущная потребность в ней, способность к глобальным историческим экспериментам, соответствующий опыт. . . Есть даже теоретики, которые такую идеологию могут создать.:) А если вы считаете, что заявляя такие вещи, Кот берёт на себя слишком много, то представьте какую-нибудь иную модель. Постройте свою собственную башенку. Слабо?

Кстати, когда наши америкоски обвиняют своего героя в том, что он типа разрушил башню, то на самом деле они лукавят. Дело в том, что тот мужик из романа, который бросил семью и женился на молоденькой, действует исходя из собственного стремления к комфорту. Никакой башни он не разрушает. Он начинает строить свой одноэтажный дом. Ему комфортно жить с молодой девушкой, а не со старой женой. Почему он должен ещё о кому-то там думать, за кого-то переживать? Какие к чёрту ещё там идеалы, какие идеи? Той, старой тётке стало плохо - ну так ведь молодой жене стало хорошо. А может, у них родится какой-то супер-выдающийся ребёнок? Авраам же родил ребёнка на стороне, от служанки, от которого впоследствии произошёл выдающийся народ?
Тёток смущает, что тот герой - мужик. Мол, раз он мужик, то он и разрушает. На самом же деле он не мужик, а баба. Пожил с одной - ему надоело, он стал жить с другой. Парень действует из типично бабского стремления к комфорту. Его жизнь - это одноэтажная, всё время разрастающаяся постройка, а вовсе никакая не башня. Эта последняя не может быть связана с комфортом, но скорее - с постоянным поиском.

Ну и вернёмся теперь к самому началу этого фрагмента. Все указанные особенности и предопределяют различие мировосприятий мужчины и женщины. Например, предложенного читателю текста, который изначально был адаптирован под восприятие его мужчиною. Инструкция к какому-либо девайсу, которым мы пользуемся, также содержит перечень возможных неисправностей, ещё не доказывает, что он уже сломан.
Как вы помните, перхоть женщины предпочитают лечить отрубанием головы. Мозги большинства из них не могут воспринять изложенные "99 признаков" просто как набор патологий. Они воспринимают это в смысле глобального запрета на отношения с женщинами вообще. По этой же причине призыв к поиску "чистой оболочки" женщины расценивают как полное отсутствие у мужчины такого идеала, как чуть ли даже не некую беспринципность, как неумение и даже нежелание искать вообще. И, одновременно - как стремление к идеалу, в реале недостижимому. Женское сознание готово исключить для нас самую возможность поиска, даже намёк на какой-то творческий анализ проблемы. О том, что приведённый в этой работе анализ - точно такая же мужская башня, большинство женщин не догадывается _н_и_к_о_г_д_а_. Почитайте-ка коммы! "Автор вовсе не хочет искать" - заявляют женщины, - "он тщательно выискивает причины, чтобы ни с кем не связываться вообще". Иными словами: найди себе одноэтажный домик, будь в нём счастлив, и не рыпайся. Нетрудно видеть, что здесь работает тот же самый женский механизм "исключения риска и разрушения".
И, подобно тому, как сиюминутная жалостливость женщин готова отрицать действия хищника, поедающего слабого детёныша - точно также и разрушение мальчиком башни, мужского творчества, любого рискового строительства вообще готовы они рассматривать как некую патологию. Точно так же и любую попытку серьёзного анализа их, женщин, воспринимают они как "злобные выпады" в свой адрес.
Если мужчина пишет учебник по патологии, то это свидетельствует о его творческих способностях. И только женщина может рассматривать их как некое нарушение однажды заведённого порядка вещей. Это проблема врождённой узости и одномерности её восприятия. "Разборчив - значит, глуп и ничего не понимает в женщинах".
Кстати говоря, женское восприятие замешано не только на узком эгоцентризме, но и на софистике, его оправдывающей. Например, призыв к творческому нестяжанию женщины парировали бы утверждениями, что призывающий - нищий, и потому ему легко призывать., ведь у него самого ничего нет. Если же скажут, что он богат, то женщины заявят, что ему легко призывать, так как у него всё есть. Нетрудно видеть, что дело здесь не в нищете или богатстве, но в нежелании слышать, в нежелании менять свою жизнь и рисковать, то есть в слабости. Но это я так, к слову.

Странная вещь! Вот существует некий парень, у которого есть любимое занятие. У него появляется любимая девушка, которая его любит, собирается быть с ним "до гробовой доски" и типа вместе преодолеть все жизненные трудности. Но проходит некоторое время и она почему-то обо всём этом забывает. "Дорогой, а почему бы тебе не сменить работу?" Ссылается она при этом на пример всех общих знакомых. И - странное дело! - он свою любимую работу почему-то меняет. И только успокаивает себя: "ничего не поделаешь, нужда".
Вот что мы видим: если наш примерный муж сменит работу, то тем самым проявит некоторую слабохарактерность. Как можно уважать такую тряпку? Мужчины частенько недооценивают этот момент: женщины постоянно "тестируют" их на силу, на способность быть вожаками стаи. И за словами о смене работы скрывается не менее мощный смысловой подтекст: а достаточно ли ты силён, чтобы меня не послушаться? Имея дело с женщинами, всегда следует иметь в виду эту их двойственность. Причём здесь не утверждается, что это есть недостаток. Эта двойственность - онтологическая особенность поведения более слабого по отношению к сильному.
Итак, мужчина оказывается между двух полюсов: послушаешься - тебя (в какой-то степени) перестанут уважать. Не послушаешься - женщина останется недовольной и неудовлетворённой, и будет всё это недовольство в дальнейшем на тебя же выплёскивать. Так что, принимая решение, следует взвешивать оба эти аспекта, исходя из конкретной ситуации, из реального "расклада сил".
Теперь копнём глубже. Мне скажут, что если он откажется изменить любимому делу, то она, пожалуй, от него уйдёт. Расшифрую: поскольку это его постоянство в данном случае будет выглядеть слишком. . . резким, что ли. Как говорят на церковнославянском языке - "жестоковыйным". Ну конечно - поскольку он с самого начала совместной жизни занял соглашательскую позицию. И даже больше: с самого начала даже не совместной жизни, но просто отношений - он не поставил дело так, что вот, у него есть любимое дело, ради которого он живёт, а она просто будет с ним. То есть наш герой упустил ситуацию куда раньше, следствием чего и оказались её слова о смене работы. Повёл бы себя правильно - она бы так не сказала. И в голову бы не пришло.
Ещё более странным является то, что многие в этом случае склонны во всём обвинять женщину - мол, она заставила. И очень редко кто пытается взглянуть на ситуацию иначе, и спросить: а почему наш "вожак стаи" на это смиренно согласился? Если мужчина оказался слаб, то вовсе не следует переносить его вину на женщину. Этот перенос вины - ещё большая слабость.
И последнее. А почему она тогда сослалась на пример других? Да потому, что в обществе принята тотальная слабость мужчин перед женщинами. Все женщины говорят о перемене работы - и большинство мужей безропотно их слушаются. И все мужья с самого начала не умеют поставить своё дело во главу угла. Мы не умеем вполне любить и ценить наше дело и почти все готовы его променять на некую эфемерную милость подруги жизни. Давайте, наконец, это признаем.

Если женщина предлагает бросить любимое дело, и сменить его на что-то более высокооплачиваемое - то она тем самым становится недостойной вас, неужели вы не понимаете? Иерархия ценностей здесь такова: существуете вы и ваше дело, ваше призвание. И это одно целое. Условно назовём его "первичным единством". Когда у вас появляется женщина, то она вообще-то должна типа приобщится к этому единому целому и стать единой с вами и вашим призванием. Это будет уже единство "вторичное". Если же дамочка вознамерилась разрушить первичное единство, то на какое единство с вами смеет она претендовать? Вообще же, строить отношения с женщиной следует исходя из этого очевидного рассуждения. Многие же поступают наоборот.
Если вы - личность, а не послушный сырьевой придаток, то, послушавшись её, будете всю жизнь жалеть о случившемся, мучиться и корить самого себя. Наша душа, наше мужское "я", жестко привязанное в первую очередь к нашему призванию, чаще всего не прощает измены. А ещё - это недовольство собою потом обязательно ударит по вам же. Оно начнёт постепенно вас разрушать. . . Не говоря уже о том - и это, пожалуй, самое парадоксальное - что ваша женщина сама же не будет вас уважать. И если вы когда-то под старость лет пожалуетесь ей, что вот, тогда-то из-за неё сменили работу, то знаете, что она ответит? Гарантирую: "А почему ты меня послушался?" То есть: а кто мешал тебе быть сильным? (обратим внимание, сколь виртуозно снимается этой фразой с себя ответственность! А ведь у женщины таких фраз даже не десятки:)
Но зачем нужна женщина, не сумевшая "встроиться" в это ваше первичное единство? Ваш ли это "вариант"? Вы - не добытчик, прежде всего вы - Личность, у которой есть своё призвание. А приносит ли оно приличные деньги - это дело десятое. И если вы не измените своему долгу, то потом все будут вас уважать. Ну так учитесь же слушать самого себя. Учитесь доверять самому себе. В этой жизни вы чего-нибудь, да стоите.

Вот вы не стали читать главу "Христианство и мировое бабство", а зря. Поди, не сможете вполне понять следующее рассуждение. Ну да чёрт с вами. Давайте вспомним, что Ева нарушает запрет Бога и, под влиянием внешних обстоятельств, вкушает запретный плод. Вслед за нею то же самое совершает Адам. Теперь задумаемся: почему он так сделал? Ведь по сути дела, у Адама был выбор между любимой женщиной и его призванием (которое реализовывал он в Эдеме). Выбирая между любимой женщиной и своим делом, Адам выбрал женщину. Он не смог противопоставить себя ей и как бы сказать: "слушай, да пошла ты нафиг, а? Сама плод сточила, и меня за собой тащишь". Как мы знаем, Адам не просто вкушает этот же плод, но делает это совершенно безропотно. Еве даже не пришлось ничего ему доказывать: "и дала также мужу своему, и он ел" (Быт. 3, 6). В результате неверных его действий разрушается изначальная структура всего мироздания. Как видим, ещё и до грехопадения Адам был слаб перед своими земными привязанностями. . .
Продолжим рассуждение дальше. Выбирая между любимой женщиной и империей, последний русский император также становится на сторону жены, не умея противопоставить ей себя, свои интересы и даже свой долг (что великолепно показано у Э.Радзинского в книге "Николай II: жизнь и смерть" http://www.radzinski.ru/books/nikolai2/). В результате гибнет могущественная империя.
Наконец, мы, европейские мужчины, почти поголовно меняем своё (зачастую творческое) призвание на удовлетворение потребностей любимой женщины, на обеспечение семьи. Выбирая между любовью и делом, мужчины почему-то выбирают любовь. Что станет теперь с нашей цивилизацией?
Я вовсе не предлагаю всем быть супер-героями и с высоко поднятой головой служить любимому делу, невзирая ни на что. Это утопия. Весь пассаж сводится к другому: уж если настолько мы слабы, что не умеем противопоставлять себя миру всего женского, то хотя бы сохранить наше мужское сознание трезвым и здоровым мы можем, или нет? Что мешает нам хотя бы понимать правильный расклад? А то получается, что все мы, вся наша цивилизация в целом, совершаем то же самое, что некогда Адам, да ещё и по-бабски закрываем глаза на всё происходящее - мол, а как же иначе? Разве можно по-другому?
Можно по-другому. Можно.

© Copyright Кот Бегемот (kot_begemot_@list.ru)
 

Salo

Статист I степени
Заявление Душевнобольной. Проза жизни.

Гр. ************* Надежды Павловны,
Прож. По адресу
*************
круговщику ******
** ************

заявление

Я, ***** Надежда Павловна, ****** рождения, с 1984 г. испытывала невозможную задолбанку в пуповину. 22.02.1985 г. уволилась с ОМС, думала переживу и станет легче. По эфиру шло устраиваться на одну работу с круговщиком. 19.08.1985 устроилась опять на ОМС. 17.01.1986 г. уволилась с Опытно-мелиоративной станции, устроилась на Челябинский завод электромашин, 30.01.1986 г. В начале 1987 года при сильном включении лент испытывала невозможную задолбанку в пуповину. По эфиру шло: обращайся в психбольницу сама, после этого мы тебя устроим. Уволилась с завода электромашин 9.06.97 г.

Поехала по железной дороге искать место, где нет болтанки (заболтанки). Я еще тогда не знала, что ленты размножены, разосланы в различные следственные органы и везде включены в сеть. Доехав до г. Старая Русса, почувствовав, что я там не смогу работать, я повернула междугородним автобусом до г. Ленинграда, а оттуда доехала до г. Свердловска. Почувствовав уменьшение задолбанки в пуповину 07.07.1987 года устроилась в г. Свердловске на Верх-Исетский металлургический завод в отряд охраны стрелком. В это время не зная, как себе облегчить состояние здоровья прибегала к топкам купленного металла и металлолома в воду и покупала фотографии артистов кино и жгла и испытывала некоторое облегчение от уничтожения фотографий.
Работая на ВИЗе, утопила в воду на территории завода тяжелую металлическую болванку 160 кг. (она лежала на двух болванках в воде, рабочие приспособили ее для удочек). Там же на территории завода утопила две длинные водопроводные трубы.

Украдены 1 ножницы в раскройном цехе В-Исетского завода, утоплены на берегу В-Исетского пруда, на территории завода. 10 купленных готовален разобрала и утопила на территории завода в пруду. 20 коробок цветных карандашей были сожжены на территории завода.

За территорией завода топила крепления для рельс к шпалам (тяжелые металлические пластины). 20 шт. сброшены с моста в Исеть в сторону Верх-Исетского пруда на стыке ул. Бебеля с ул. Токарей. С этого же моста сброшены 6 тяжелых металлических ложек, купленных в хозтоварах, всторону, противоположную В-Исетскому пруду.
Покупала 20 упаковок по 10 шт. металлических лезвий, ломала крестом, выбрасывала в мусоропровод.
Недалеко от этого же моста через р. Исеть, рядом с В-Исетским прудом, когда настилался новый участок рельс для трамваев, мной были закопаны под щебенку три тяжелые пластины, две крестом друг на друге и одна отдельно, сейчас это место уже заасфальтировано.

Между улицами Кирова и Татищева в яму, заполненную водой, было сброшено: 1 старый электрочайник, 36 тяжелых металлических пластин – креплений для рельс, 10 кг. соли, 1 бутылка яблочного уксуса. Почти сразу эта яма была заасфальтирована.

В Верх-Исетский пруд были брошены несколько 50-сантиметровых по длине водопроводных труб, лежавших недалеко от пруда.
Украдено: 1 упаковка детского домино «Ягодка» – сожжено, 1 пила-ножовка в магазине хозяйственных товаров – утоплена тогда же в 1987 году.

Были в подъездах вывернуты электрические лампочки около 13-15 шт. – разбиты и плафоны для эл. лампочек тоже разбиты.
Ворованы стеклянные стаканы в столовых и разбиты, ложки ломаны на 2 части.
Куплены 1 гвоздодер и 2 упаковки гвоздей – утоплены в В-Исетском пруду.
Два сливных бочка в разное время были утоплены с моста по ул. Малышева и рядом с мостом с берега клетка для кранов водопровода.

Длинный металлический угольник, лежавший рядом с водоколонкой, утоплен в реке недалеко от водоколонки. Лежавший на побережье металлолом недалеко от места по ул. Малышева: трубы, 1 люк, разный металлолом тоже утоплен.
в г. Свердловске еще были куплены 2 металлических ноги для пошива и ремонта обуви, сброшены недалеко от моста им. В.И. Ленина, 3 формы для тортов, два штопора, 7-ми килограммовая и 3-х килограммовая болванки с моста в середину русла со стороны моста рядом с главпочтамптом.

Сломаны 2 унитаза: 1 – в общежитии по ул. Токарей, 2-ой на ВИЗе.
Лезвием порезала 1 сиденье в трамвае в г. Свердловске. 10 упаковками скрепок забила унитаз в кафе г. Свердловска.
При сильной болтанке (задолбанке в пуповину) не смогла работать на ВИЗе и 09.09.1987 г. уволилась с завода.
В г. Челябинске устроилась 21.01.1988 инженером отдела технического снабжения, где проработала до 17.06.1988 г. Уволилась, не смогла больше работать при сильной болтанке. После 5 посещений в психбольницу, чувствуя, что нигде не смогу больше работать, взяла 2-ую группу инвалидности. Долго покупала и рвала книги с иностранными фотографиями, приблизительно на тысячу рублей по советским деньгам.

В 1987 году в Челябинске были выброшены несколько пачек ломаных лезвий в р. Миасс рядом с залом филармонии и 10 ломанных лезвий в бумажках в ливневую канализацию недалеко от оз. Смолино в Ленинском районе.
Украдено на 2,5 рубля книг, порвана. После этого рвала 10-рублевую банкноту.

В 1988 году летом в г. Челябинске на берегу оз. Смолино утоплено 2 гантели и каслинского литья пепельница, купленное в магазинах, 10 стержней для авторучек выброшены в мусорную емкость.

С осени 1988 года не повторяла топок металла.
С 1991 года не повторяла книжкорванья.
Обязуюсь не повторять неправильностей больше.
Помогите мен устроиться на работу.
Психбольница не снимает меня с инвалидности 2-ая группа. Я отбыла уже 10 помещений в психбольницу.

@
 

Salo

Статист I степени
У моей матери был один глаз.

У моей матери был всего один глаз. Я ненавидел ее.
Потому что ее такое состояние заставляло меня испытывать стыд.
Для того, чтобы зарабатывать кусок хлеба для семьи, она работала в школе поварихой.
В один день, когда я учился в начальной школе, моя мать пришла ко мне, чтобы навестить меня.
Пол ушел из под моих ног. Как она могла сделать это? Мне стало так стыдно!
Я сделал вид, что я не вижу ее. Я посмотрел на нее с ненавистью и убежал оттуда.
На следующий день мой друг-одноклассник сказал мне: "Ээ, да твоя мать, оказывается, одноглазая"
Я захотел провалиться сквозь землю. Я хотел, чтобы моя мать куда-нибудь пропала.
Поэтому, в тот день, когда я встретился с нею, я ей сказал: "Не лучше ли тебе умереть, чтобы не ставить меня в смешное положение?"
Мать ничего не ответила мне...
Я даже не подумал о том, что говорю, потому что я был очень злой.
Меня не интересовали ее чувства.
Я не хотел, чтобы она была дома.
Я очень много работал и уехал в Сингапур на учебу.
Потом я женился. Купил свой дом. У меня появились собственные дети и я был доволен жизнью.
В один день моя мать приехала ко мне. Столько лет она не видела меня и не знала своих внуков.
Когда она подошла к двери, мои дети стали смеяться над ней.
Как она могла приехать ко мне домой и напугать моих детей? Я заорал на нее: "ВОН ОТСЮДА!"
На это моя мать тихо ответила: "Прости меня. Кажется, я приехала не по тому адресу"... и после этих слов скрылась с моих глаз...
Однажды, ко мне пришло письмо из школы насчет собрания выпускников школы.
Я сказал жене в качестве предлога, что я еду в деловую поездку.
После встречи выпускников я лишь ради любопыства поехал в свой старый дом.
Соседи сказали, что моя мать умерла.
Я совершенно не опечалился.
Мне дали письмо, которое мать оставил для меня:
"Мой самый любимый сыночек, я всегда думала о тебе.
Я очень сожаленю, что приехала в Сингапур и напугала твоих детей...
Я очень обрадовалась, когда услышала, что ты приедешь на встречу выпускников!
Но я не знала, смогу ли я встать с постели, чтобы увидеть тебя...
Я очень сожалею, что тебе, когда рос, было постоянно стыдно из-за меня!
Знаешь, мое дитя, когда ты был маленьким, с тобой произошел несчастный случай и ты потерял свой глаз.
Я не могла вынести, как твоя мать, что ты вырастешь одноглазым...
Поэтому... я отдала тебе свой глаз...
И сейчас я так горжусь тобой, думая, что ты вместо меня видишь этим глазом!
Со всей своей любовью...
ТВОЯ МАМА..."

Pozd11
 

Salo

Статист I степени
Теологический дыбр

Ко мне подошла моя мать с традиционным вопросом: «Нет, ты мне объясни, кто и за что его распял?»
Моей матушке 80 лет, она у меня молодец, в здравом уме, по дому что-то делает, но вот с памятью никак. Поэтому на любой православный праздник она загоняет меня в угол и выбивает из меня лекцию по христианству.
Это давно тянется.
Мать у меня профессиональная коммунистка, всю жизнь проработала в горкоме и религия для нее была табу. Потом уже будучи на пенсии в перестроечные годы она решила все-таки приобщиться к религиозному дискурсу.
И началось.

-Так что же это получается? Они же там все были евреи?
-Да.
-И Христос был еврей?
- И он тоже.
- А православным тогда какое дело до этих еврейских разборок?
Вот что тут скажешь? Тем более что я сам атеист.
Хорошо что есть верующие родственники. Матушка долго с ними общалась, что-то такое поняла. И опять пристала с вопросами: «Ты можешь мне человеческим языком объяснить, что там случилось и что мы празднуем?».
Я попытался пересказать ей новый завет в понятной терминологии.
- Вот представь, была Римская империя, вроде СССР.
- Понятно.
- А в ней была союзная республика Иудея.
- Ну вот уже по-человечески.
- Там был первый секретарь, по-ихнему первосвященник, Анна, как положено из местных. И зам у него был по оргпартработе – Каиафа. А второй секретарь, как положено был из центра, назывался прокуратор.
- Это Понтий Пилат который? И что они не могли сразу по-человечески написать! Ну и ?
- Ну и вот, был у них большой партийный праздник песах. Все готовятся, там отчетные собрания, торжественные доклады, все как обычно. А тут вдруг приезжает на осле какой-то диссидент. Деклассированные элементы ему осанну кричат. Нехорошо.
- Ага, поняла, это Христос значит. А в чем было его диссидентство?
- Ну, он выступал против формализма и начетничества.
- Ясно, волюнтарист!
- Ну типа того. Общественник Иуда доложил куда надо, Христа повязали, засунули в обезьянник, решили устроить показательный процесс.
- То есть гласность у них была!
-Контролируемая. Анна и Каиафа собрали пленум, стали решать как бороться с чуждыми проявлениями. Распять диссидента у них полномочий не было, санкция нужна была из центра, вот они и прошли ко второму секретарю Понтию Пилату. Говорят, давай распни диссидента этого, а то мы настучим, что ты провалил работу с местными кадрами.
- Да, эти баи в союзных республиках вечно так… Хорошо еще хоть спросили. Ну и дальше что?
- Понтий Пилат им говорит: не вешайте на меня своих диссидентов, идите к иудейскому предисполкома Ироду, он исполнительная власть, пусть и решает. Пошли к Ироду,тот отнекивается, дескать не моя юрисдикция и вообще у меня вон Иродиада хуже Галины Брежневой себя ведет, а тут вы еще.
- Надо же, все как у людей!
- В том и смысл. Ну вот, пошли опять к Пилату, тот дал наконец санкцию, но с оговорками, как обычно: «Я умываю руки, под вашу ответственность, я докладную напишу, перегибы на местах и т.д.» А Христа распяли.
-Ну вот теперь понятно!
-Ну слава богу!
-Нет, стой, непонятно!
-Что непонятно?
-Как это может быть чтобы первый секретарь был еврей?
______________________________________________________________
В конце-концов я начинаю вопить что я мирный атеист и она сама меня таким воспитала, а религия – опиум для народа. Матушка мне сурово отвечает: Ну я же должна разобраться!
И она разбирается. Но тут же все забывает, потому что возраст. И опять вопросы:
-А что разве католики христиане?
-Еще какие!
-А какие ж из них христиане если они все поляки?

И вот такая фигня на каждый религиозный праздник...

domkratov
 

Salo

Статист I степени
Откуда у денег ноги? Четыре правила одного Фродо

Говорят, что человеческая жизнь бесценна. А вот моя имеет вполне конкретную стоимость: порядка девяти московских «однушек» в центре города. Они, в виде аккуратных одинаковых пачек, намертво крепятся тугими ремнями к моему туловищу, рукам и ногам. Представьте себе Лилу из фильма «Пятый элемент»! Вот это почти что я. Правда, она ходила практически голой. А мне голой не положено.

Нелегко перемещать столь дорогое (во всех смыслах) тело! Главное, не суетиться, не озираться по сторонам и не передвигаться мелкими перебежками, прячась за колоннами в метро. Это ведь только в кино шпион ходит по городу в длинном плаще, шляпе и черных очках, чтобы все видели, кто это, и уважали его. А жизнь – произведение другого жанра. В жизни надо двигаться легко, от бедра.

Случается, что в нашем офисе появляются большие деньги. Понятия не имею, откуда они берутся и для кого предназначены. Их просто приносят, а потом забирают. Порой они выглядят отвратительно: мокрые, мятые, грязные, свернутые в трубочку – смотреть противно. Намучились, бедные, по дороге к нам!

Тогда мы с секретаршей Настей берем хирургические перчатки и, бережно разгладив тонкими латексными пальчиками каждую купюру, раскладываем их на столе. Затем просматриваем все до единой: подозрительные – в сторону, остальные аккуратно развешиваем на веревочке с прищепочкой – сушим. Стаська все грозится открыть жалюзи, чтобы жители ближайших домов видели, какая красивая у нас под потолком гирлянда! Потом пересчитываем, упаковываем, убираем и ждем дальнейших приказаний.

Как правило, в течение короткого времени мы раздаем наших «питомцев» в добрые руки. А сами глядим вслед накрашенными китайской тушью глазами, и денег нам совсем не хочется. Разве что немножко, на колготки. В общем, обычная штатная ситуация. Но иногда бывает иначе. Когда деньги вместо того, чтобы лежать и ждать, пока их позовут, ведут себя как Кольцо Саурона – сами зовут всех кого ни попадя.

Тогда кто-то звонит Михал Иванычу, нашему директору, и через минуту весь офис поднимается по команде «Полундра!». Сигнал означает – ждите гостей, незваных, непрошенных, в погонах. Времени – сутки, не больше. Некоторые женщины за сутки успевают лишь проснуться, выпить соку и помять любимого на диване. Хорошее дело, если твоей жизни ничего не угрожает! Но нам надо действовать быстро, в соответствии с инструкцией. Потому сидим молча, опустив глаза, слушаем, о чем вопит инструкция противным голосом Михал Иваныча.

Пункт первый. Документы

Если грядет проверка, в офисе не должно быть никаких лишних бумаг, намекающих на то, что «тут были деньги»: ни чеков, ни расписок, ни отчетов, ничего. Всё грузится в заготовленные заранее, пылящиеся на складе картонные коробки и вывозится… А куда вывозится? Ну, если б у директора была бабушка, я б так и сказала – к чертовой бабушке!

Пункт второй. Люди

Во время проверки в офисе находятся только те, кто числится в штате или по контракту. Никаких зашедших просто так, водички попить. Если можно кого-то «командировать» или «посадить на больничный» – вышлют обязательно. Присутствуют лишь те, кто знает, что и кому можно говорить. Мы со Стаськой можем сказать очень много. Потому у нас ближайшая неделя – выходная.

Пункт третий. Информация

Если компьютерщик Костя с утра на работе – быть беде. Это примета такая. Обычно он приходит раз в неделю и то за уши. А уж если дойдет, то прокатается по нашей комнате до самого вечера (мы для него стул на колесиках выпросили), наболтается языком и ногой и уйдет домой, спать. Чистка информации, хранящейся на рабочих машинах – процедура, отточенная до блеска, и наш Костик в этом деле – волшебник.

Пункт четвертый, самый главный. Деньги

Я часто думаю, почему деньги доверили таким «тютям», как мы со Стаськой? Наверное, потому что мы похожи на Фродо. Нет, не в том смысле, что у нас такие огромные ноги! Просто он единственный, кого не манило злое Кольцо. Денег, превышающих официальный лимит, контролерам не найти. Потому что мы находим их раньше. К счастью, они не валяются, где попало, их легко собрать и вывезти туда, куда скажут. Очень важно при этом не забыть снять гирлянду!

Знаю, есть фирмы, что возят свои деньги на машинах с охраной. Но Михал Иваныч считает, что лучший способ избежать нападения – не вызывать подозрения. Поэтому мы ездим с ними в метро. Иногда обмотавшись «по всему периметру», а иногда просто схоронив пачки в сумках, в шуршащих пакетах. Мы всегда делаем это вдвоем и приглядываем друг за другом. Если вы думаете, что перевозчик – это Джейсон Стэтхэм на крутой тачке с трупом в багажнике, то, наверное, сейчас немножко расстроитесь. Потому что перевозчик – это я. Водить не умею и трупов я ооочень боюсь.

Так что ноги у денег есть, это я знаю точно. У моих – мои, у Стаськиных – Стаськины. У моих красивей. Правда, у Стаськиных грудь побольше. Но этот вопрос мы обсудим после, поскольку в поле зрения наблюдается странный субъект средних лет крепкого телосложения.

Я знаю, что делать. Отвести взгляд! Двигаться легко, от бедра! Не смотреть в глаза, следить за спиной! Стоять так, чтобы видеть весь вагон! Использовать для обзора любые отражения! Не позволять никому прижиматься к себе! Если тип не отвяжется, встать в самом людном месте, нажать в кармане кнопочку на телефоне и ждать подмоги.

А вообще-то, я давно уже жду другого – когда в нашей стране можно будет жить честно. Надоело быть Лилу. И Фродо тоже надоело. Завтра пойду к Иванычу клянчить на колготки. После того, как заберу из армянского посольства их флаг. Они обещали нам для международного мероприятия. Та еще задача... Как я его попру-то, он ни в вагон, ни в машину не влезет!? А пока я решаю как, включайте уже своё: «Осторожно! Двери закрыва…»

Ирина Литновская
 

Salo

Статист I степени
Это был самый чудесный блог моей юности. Я тогда ещё не знал, если женщина мыслит как ребёнок, скорей всего, в её жизни уже отгрохотали три мужа и сто любовников. Конечно, я влюбился. Мне казалось, она выглядит примерно так:
Посмотреть вложение 141238
И я не хотел думать, что всё это пишет лысый мужчина. Он сидит в трусах на кухне, пишет и хохочет. Как иногда я сам, ночами.

В той своей страсти я был безжалостен. Я обрушил ей на голову тысячу подвигов и мешок интригующих писем. Это была настоящая любовь с применением интернета.
Так считал я, поскольку не знал ещё про волшебный портал Стихи.ру. Там жестокие люди дарят друг другу поэзию. Ужасное место.

Со стороны они все прохладны как медузы. Но внутри у них кипит и клокочет. Поэты каждый час помирают, но тут же воскресают для новых связей. Доны Хуаны и Отелло. И Джульетты, по женской линии.

Например, поэт Петров, влюбился в девушку Леру. Прямо на глазах у других пользователей.
Как поэт, он был хороший человек. Но как мужчина, оставался несколько женат.
Лера целый месяц ждала от него решений по поводу этой неприятной кляксы в паспорте. Не дождалась и ушла к холостому композитору с другого сайта. Петрову же посвятила утешительный сонет. Так Петров узнал, что он милый и обязательно влюбится ещё, потом.

Он преподавал в школе какую-то ахинею под видом биологии. Как педагог, Петров представлял собой огромный дымный шлейф плачущих женщин. И вдруг, Лера ушла. Петров не скрывал, что расстроен. Его сайт разбух размышлениями о женском вероломстве. В хлёстких ямбах он обличал Лерины глаза, пальцы и походку. Если выражать языком математики, выходило: глаза + пальцы + походка = жестокий обман.
Так Петров узнал: упреками женщину не вернёшь. Им совесть в любви вообще не указка.

Тогда он спланировал вызвать ревность. От лица выдуманной поэтессы Светланы стал писать себе дифирамбы. Светлана получилась сексуально голодная. Всё вспоминала какую-то ночь. Петров отвечал ей (то есть, себе) многозначительно, что да, было неплохо. Особенно, на кухонном столе.

Такой роскошный пиар дал побочный эффект. На Петрова залипла совершенно лишняя поэт Ковалёва, математичка из его же школы. Она посвятила Петрову цикл игривых куплетов «Приди и содрогнись».
Петров погряз в переписке. Он кокетничал за себя, за Светлану и ещё отбиваться от Ковалёвой. Триста Петровских подписчиков замерли в ожидании развязки. От напряжения куртуазный Петров стал путать женские и мужские глаголы.

Леру заинтересовал этот гендерный полиморфизм. Поскольку она была умной, а Петров всего лишь красивым, Лера взломала его страницу. (Никогда, никогда не берите в пароли слово «пароль».)
И выложила иронический стих о природе отношений поэта с самим собой. Стих призывал Петрова и Светлану скорей уже переходить от поэзии к ощупыванию. Тем более, что в любви к самому себе Петрову даже контрацепция не понадобится, а только гибкость. Если на каком-то этапе его заклинит, стих обещал потом всем народом разогнуть поэта.

Приходит Петров, видит ужасный пасквиль. Конечно, ему захотелось мести. В тот миг он бы с удовольствием задушил десяток - другой начинающих женских поэтов. Если б только повстречал.
Он проверил посетителей. Нашёл среди них Ковалёву и понял – это она.
- Сейчас пойду и убью её линейкой три раза подряд – сказал Петров ученикам.

Ковалёва была не в курсе своих поступков. Вдруг ей звонит Петров и глухим голосом зовёт в учительскую.
– Ну, наконец-то! – оживилась Ковалёва.
И полетела скорей в сторону счастья, предвкушая встречу прямо на столе, где бумажные простыни с расписанием уроков и графиками роста успеваемости.
- Боже мой – мечтала она, сбивая на бегу некрупных учеников – завтра вся школа будет смотреть на эти графики, может быть, со следами нашей страсти.

И вот они сошлись.

- Послушай, Ковалёва! – сказал Петров, прежде чем порвать эту пергидрольную кучу на тысячу разноцветных тряпочек.
- Ах, молчи, молчи! – крикнула женщина, и крепко-крепко к нему присосалась. И сдавила Петрову уши с такой силой, что ему показалось – ногами.

Хорошо зафиксированный мужчина очень покладист в любви. Даже если Петров не планировал целоваться, Ковалёва этого не заметила. Через восемь секунд бесполезной борьбы он решил – а что? На ощупь Ковалёва была приятней, чем Ким Бейсинджер в плейбое его детства.

Ну и вот. Мне тоже, обязательно нужно кого-то любить. Особенно, в январе. А то не пишется.

Слава Сэ.
 
Сверху